Мир Розовых Облаков
Здесь тебе рады!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Мир Розовых Облаков > Записи друзей > Записи пользователей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
Сегодня — понедельник, 20 августа 2018 г.
Тест: Ведьма <Сборник> меня вдохновила игра "Династия: Её величество... Весёлый Ветер 18:50:24
­Тест: Ведьма <Сборник>
меня вдохновила игра "Династия: Её величество" и вторая часть Хэллбоя


если ты всё ещё здесь. значит, тебя не пугают результаты по ссылкам.

Вперёд, в бесконечное путешествие:

На верёвке от тени
Мячик жизни лови.
Так уж вышло, что ведьмы
Невезучи в любви.


первая жизнь - https://ficbook.net­/readfic/7159860/182­46654#part_content

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-374.html
Июнь какой то 03:31:24
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Вчера — воскресенье, 19 августа 2018 г.
Тест: The last word.[Final Fantasy... Белый снег холодный сон 02:45:30
­Тест: The last word.[Final Fantasy]



­­
- Не самое лучшее время изображать героя! - Эйс схватил тебя за предплечье, не давая совершить очередной атаки в сторону Красного Дракона и получить красивых следов когтей на лице - Быстрее уходим отсюда!
Ты еще несколько раз махнула, мечем в воздухе пытаясь дотянуться до своей цели, но Первый уже слишком далеко тебя для этого утащил и все что оставалось - это посылать в его сторону проклятье. Надо же было ему по среди боя сыграть в заботливого товарища! А ведь вы почти смогли победит этого чертового монстра! Еще бы совсем немного! Но какого очень сильно стала заботить твоя раненая рука... и нога... и спина... Однако через пару минут тебе все же удалось смириться со статусом проигравшего игрока и просто покорно следовать за парнем, который почему не стал читать долгих изнурительных нотаций, как он обычно любил делать. Что ж, пожалуй, такое следовало спихнуть на удачу, доселе не любившую появляться в твоей жизни.
- Переждем пока здесь, - вы вдруг остановились возле широкого дуба, и ты в не силах более стоять на ногах свалилась на землю, прислонившись спиной в шершавой коре. Все тело заныло в одно мгновение, давая знать о полученных ссадина и ушибах, прежде незамеченных из-за адреналина в крови. Но для большего счастье тебе прилетел увесистый подзатыльник.
- Больно, твою мать! - прорычала ты, потирая ушибленное место и стараясь убить Эйса одним только гневным взглядом.
- Больно? - сквозь стиснутые зубы произнес он - Сейчас еще больнее будет! - присев на колени парень схватил тебя за щеки принявшись растягивать их в разные стороны - Разве я не говорил, чтобы ты не подходила к тому Дракону?! Разве я не говорил, что он выше девяностого уровня?! Разве я не говорил, что мы быстрее умрем, чем победим его вдвоем?! А?!
Кожу защипало с такой силой, что на глазах выступили мелкие капли слез. Но больше всего плакать хотелось от того, что он до сих пор считает тебя просто ребенком, способным только совершать глупые оплошности и получать за них такие постыдные наказания. Еще для полной картины не хватает, чтобы он всыпал тебе ремня или в угол поставил.
Ты почувствовала, как в горло сдавил тугой ком, не дававший спокойно дышать и по измученным щекам, скатилась несколько градин слез, падая на черный ворот мундира.
В глазах Эйса читалось полное недоумение. Он вдруг почувствовал, что не может сказать и слова или просто как следует их подобрать, чтобы тебя успокоить.
- Хватит... Не смотри... - с твоих уст сорвался первый всхлип, который ты попыталась скрыть ладонью - Вот сейчас успокоюсь и мы дальше будем выяснять отношения. Понял меня?
- Да, - его тонкие губы исказились в мягкой усмешке, заставившей улыбнуться и тебя попутно вытирая слезы - Прости, я перегнул палку, - он продвинулся ближе, крепко сжав твои плечи в объятьях и уткнулся носом в шею, порой касаясь ее шершавыми губами - Я просто очень сильно волнуюсь за тебя. Поэтому даже, если и кричу, то не из-за того что злюсь, а из-за того что не хочу потерять такую взбалмошную девушку. И мне уже давно хотелось, чтобы ты узнала, но я все никак не мог подобрать нужного момента, порой ссылаясь на разные отговорки. В общем, надеюсь тебя удастся правильно понять мои чувства...
- Эйс, помолчи, пожалуйста.
- Что? - парень попытался взглянуть на твое лицо, но ты не дала этого сделать, положив на руку на его затылок - Прости, мне не следовало...
- Я же попросила тебя, заткнулся! - ты раздраженно зашипела, несколько раз дернув за светлые волосы и буквально вжалась в дерево, когда почувствовала, как до тебя дошла вибрация земли, с каждой секундой становясь все сильнее и сильнее.
- Только не говори, что там тот Пламенный Дракон, которого ты разозлила.
- Хорошо, не буду. Правда от этого он не исчезнет, - Эйс услышал твой нервный смех, и немного отодвинувшись, недобро сверкнул голубыми глазами.
- Когда выберемся, ты должна будешь мне мальчика.
- Оу, Эйс, я не знала, что ты из таких.
- [Т.Ф]!

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-365.html

Категории: Final Fantasy XV
Тест: The last word.[Final Fantasy] Тебя На улице уже наступила... Белый снег холодный сон 02:42:09
­Тест: The last word.[Final Fantasy]
Тебя


­­
На улице уже наступила глубокая ночь, открыв вид на яркие созвездия, но вместе со столь прекрасным зрелищем также пришел не выносимый холод и густой туман, застеливший землю, так что не было видно собственных ног. И из-за всего этого ты буквально чувствовала себя не выносимо в любой момент, готовясь начать проклинать все вокруг. Твои руки с силой сжимали собственные плечи в надежде хоть немного согреться от этого действия и перестать клацать зубами. Но толку от этого, честно говоря, было довольно мало. Во всем этом тебя больше всего удивляло то, что Кинг, идущий впереди, выглядел, как ни в чем не было, даже без тени усталости после стольких часов ходьбы.
- Э-эй, - ты попыталась позвать его, но, не увидев совершенно никакой реакции, несколько раз дернула за рукав мундира - Долго нам еще идти?
- Да, если будешь продолжать ныть.
Он отдернул руку, слегка ускорив свой шаг, а ты только саркастически закатила глаза, мысленно спрашивая, зачем вообще что-то спросила. Говорила же себе молчать на протяжении всего задания, чтобы не вызвать лишнего гнева. Хотя нельзя было сказать, что Кинг много злиться, скорее даже наоборот, просто иногда бывает раздражительным.
- Ладно, остановимся здесь.
Твой глаз нервно дернулся, стоило только взглянуть в сторону реки находящейся неподалеку.
- Издеваешься что ли? Здесь дубак не выносимый.
- Я ведь сказал, чтобы ты прекратила ныть.
- Ну, извини, что я не такая толстокожая как не которые!
Кинг неожиданно полностью обернулся к тебе, скрестив руки на груди. Его раздраженный взгляд буквально впился в тебя, только усиливая дрожь по всему телу. Ты рефлекторно отступила назад, когда парень сталь стремительно наступать, но он быстро схватив тебя за ворот куртки придвинув к себе вплотную.
- Когда-нибудь я тебе язык откушу, малявка.
В душу закралось щемящее чувство того, что сейчас тебе точно прилетит, поэтому глаза сами собой зажмурились, когда он сделал резкое движение рукой. Однако вместо какого-либо чувства боли ты только ощутила, как на плечи легло что-то теплое.
- Выдохни, - сказал он, слегка ухмыльнувшись, и натянул тебе капюшон по самые глаза - Лучше сходи хвороста набери.
Только сейчас слегка приоткрыв веко, пред глазами предстала ткань красного плаща, который судя по всему, принадлежал твоему товарищу. Такое поведение показалось слегка странным, но то, что действительно стало теплее, ты не могла не признать, поэтому все же решила его поблагодарить.
- Спасибо... что ли, - щеки тут же покрылись бледным румянцем, медленно переходящим на уши. Это приятный запах, исходящий от плаща, словно окутывал душу, заставляя трепетать все нутро и разливаясь приятной негой по всему телу. Он всегда так пах?
- Иди уже.
Не смея ему перечить, ты отбежала на несколько метров, стараясь убрать странный жар внутри живота. "Наверняка это из-за плаща, но без него холодно, так что лучше не снимать" это была первая мысль, что промелькнула голове и самое разумное объяснение сложившейся ситуации. Все же решив слишком не замачиваться, ты решила приступить к выданному заданию, которое оказалось сложнее, чем представлялось. Ведь туман все не уходил, а искать на ощупь особого желания не было. Так поле нескольких минут плутаний удалось найти лишь пару сухих палок небольшого размера. С такой добычи Кинг точно не будет в особом восторге.
"Не слишком ли далеко я зашла?'' ты обернулась за спину, вглядываясь в темноту леса и попыталась сосредоточить слух на звуке плещущейся реки, который звучал слишком отдаленно.
- Эх, ну, не убьет же он меня, в самом деле? - устало потерпев шею, твой взгляд вдруг приметил стремительно приближающийся свет, подозрительно похожий на огонь - Если конечно он не идет сжечь меня прямо сейчас вместо дров...
Сделав всего пару, шаг в его направлении до тебя вдруг дошло, что это явно не Кинг, а...
- Огненный Слизняк!
Но не успела ты достать оружие, как в голову двух метрового существа прилетело несколько пуль сразу валя того на повал. С губ сорвался тяжелый вздох обреченности. Сейчас тебе, какой никогда хотелось, чтобы это был не тринадцатый.
- Даже ничего не говори, - ты махнула рукой в сторону парня, уперевшись другой в свой бок - О, Великий Кинг, вы, как всегда были безупречный в убийстве монстра, а я в очередной раз оказалась полной дурой не сумевшей справиться с ним за одну секунду. Надеюсь, вы когда-нибудь простите мою безалаберность в данной ситуации и у меня получиться заслужить ваше прощение. Ну, как сойдёт?
- Вполне не плохо, - его тонкие губы дрогнули в еле заметной улыбке, пока он убирал пистолеты в кобуру - Но, я вообще-то молчал.
- Ага, как же. Словно мы с тобой первый день знакомы. Отличие только том, что твоя тирады была бы грубее.
Парень как-то странно сщурил свои алые глаз, подойдя в тебе на расстояние меньше полуметра. А ты все продолжала смотреть прямо в вперёд, то есть в его грудь, боясь поднять взгляд хотя бы до уровня шеи.
- Считаешь меня грубым?
Нервно сглотнув, ты попыталась что-то сказать, однако вовремя смекнула, что в данной ситуации лучше держать язык за зубами.
- Что ж я это учту, - и он развернулся, направившись в сторону вашего временного лагеря - Я постараюсь потом быть нежным с тобой в постели.
На мгновенье показалась, что твоя челюсть буквально свалилась на пол, а лицо приняло цвет ярче спелой клюквы. Ты недолго смотрела в спину уходящего Кинга и когда твоя речь вновь вернулась, просторы спящего леса огласил громкий крик.
- Что ты имел ввиду?!

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-365.html

Категории: Final Fantasy XV
Тест: The last word.[Final Fantasy] Люблю - Живо вставай! - дверь в... Белый снег холодный сон 02:38:55
­Тест: The last word.[Final Fantasy]
Люблю


­­
- Живо вставай! - дверь в твою комнату с грохотом открылась, едва не разлетевшись на множество щепок, и в комнату вбежал весьма запыхавшийся Джек, принявшийся попутно тебя тормошить - Ну, давай же! Румбруму грозит конец!
- А?! Что?!
Еще словно находясь во сне, ты принялась рассматривать комнату в поиске врага, но кроме встревоженного парня так никого и не увидела. За окном тоже было тихо, а это значило только одно - кто-то сейчас точно умрет.
- Клянусь, если это опять твои дурацкие шутки, то я... - одиннадцатый положил указательный палец на твои губы, призывая к молчанию и наклонившись чуть ближе томно прошептал.
- Какие могут быть шутки, когда рождаемость ниже смертности? Мы просто обязаны это сделать ради нашей страны. Разве ты не понимаешь, какая важная миссия возложена на наши плечи?
Его рука переместилась на твой затылок, слегка надавливая и принуждая придвинуться чуть ближе, однако парень не успел украсть твоего поцелуя, вместо него получив неслабый удар ногой в живот.
- Джек! - прошипела ты сквозь стиснутые зубы, готовясь в любой момент сорваться вслед за ним - Сегодня я тебя точно прибью, !
- , {censored}если ты это сделаешь в таком сексуальном виде, то я не против, - его взгляд пошло пришелся по незакрытым участкам оголенных бедер и ключиц, уже начав где-то в мыслях придумывать разнообразные картины с твоим участием, судя по тому, как он стал закусывать губы.
Вспыхнув буквально в одно мгновенье, ты попыталась закрыться одеялом, попутно отползая к стенке. Под руку, как кстати, попалась подушка, которая была тут же запущена в наглое ухмыляющееся лицо.
- Пошел вон, извращенец! - даже не став ловить брошенный предмет, он поднял капиталистически руки, выходя из комнаты и закрывая за собой дверь - Как ты вообще только зашел?
Во входном проеме тут же показалась светлая шевелюра, а у тебя, кажется, в тот момент начался нервный тик.
- Я просто твой замок вскрыл.
- Свалил! - и в его сторону вновь полетела другая подушка, захлопывая дверь, с такой силой, что еще пару минут с той стороны были слышны болезненные завывания - Вот же!..
Решив на этот раз перестраховаться, ты подперла ручку деревянным стулом, в надежде на то, что такая конструкция выдержит напора этого извращенца, если он вообще придет. Хотя кого мы обманываем... Конечно, он припрется!
Со стоном великомученика твои руки моляще поднялись к потолку, словно кто-то мог услышать просьбу одной не выспавшийся девушки. Но сильно сомневаясь, что высшие силы, и даже сам кристалл, тебе смогут помочь, с тяжелом вздохом ты пошло переодевается в кадетскую форму. На улице в это время только стало светать и по несложным умозаключениям, можно было понять, что на сейчас явно меньше шести утра. Один час сна наряд ли существенно помог бы выспаться, поэтому самым лучший план, который тебе взбрел в голову, состоял в том, чтобы выполнить поскорее все задания и проспать оставшийся день. И эта задумка вместе с приятными фантазиями о будущем отдыхе привили твое настроение под отметку чуть выше среднего, когда ты покинула комнату. Однако ненадолго.
- О, уже выспалась? - Джек неожиданно появился рядом с тобой, едва не заставив выстроились в него от страх. Твой взгляд разреженно смерил парня, говоря этим, что особого настроения терпеть его выходки - у тебя нет. Но тот как будто этого, не заметив, поднял до уровня твоего удивленного лица букет белых астр - Это в качестве извинений.
- А, это не те цветы, что растут возле Академии? - ты подозрительно осмотрела подаренный презент, периодически поглядывая на улыбающегося парня.
- Конечно, нет, - он вдруг отвел взгляд в сторону, стараясь поскорее вложить букет в твои руки - Ну, так что я прощен?
- Я подумаю.
Твои губы слегка по-детски надулись, вызвав у Джека грудной смех. Он подошел поближе на несколько шагов, положив одну руку на твою талию, а другой заправил прядь выбившихся волос, проведя большим пальцем по покрасневшей скуле.
- Будешь моей девушкой?
Ты впихнула цветы прямо в его лицо, стараясь поскорее отсюда уйти.
- Умеешь же ты так момент испортить, - парень на секунду оторопел не понимая, что такого он сказал, но затем со своей скорость рванул за тобой.
- Погоди, что не так? Я же вроде все правильно сделал. Или надо было сначала в любви признаться? Погоди, ты мне так и не ответила! Ну, куда ты бежишь [Т.И]?!

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-365.html

Категории: Final Fantasy XV
Позавчера — суббота, 18 августа 2018 г.
Тест: | Запах осени| |Запах листьев и первых дождей.| Gravity Falls... Белый снег холодный сон 01:55:11
­Тест: | Запах осени|
|Запах листьев и первых дождей.|


Gravity Falls
­­


Слишком многие мечтают о каком-то таинственном, полном роз саде, который грезится где-то за горизонтом, вместо того чтобы наслаждаться тем садом, который растет у них позади дома.

Робин Шарма. Монах, который продал свой «Феррари»(с)


Вы приехали в Гравити Фолз по причине своей болезни - у Вас астма. Вам был необходим свежий и чистый воздух,наполненный запахом сосен и елей. Поэтому,Ваши родители долго не думая,отправили Вас к Вашей дальней крестной - Дженис Валентино,давней подруге Вашей матери - они учились на одном факультете в Лондоне.

Она,так же,как и ее муж,были до безумия рады этой новости,поэтому ожидали Вас и готовились к Вашему приезду с размахом,чем вызывали недовольство своего сына.
"Памэла Аддерли" - вот Ваше имя. Родом Вы из Эдинбурга,любите читать романы,а в свободное время пишите стихи на своей автопечатной машинке,которую берете с собой в каждую поездку.
Уже в поезде,читая очередную книгу,Вы задумались: целое лето в неизведанном городе,да ещё и полного незнакомцев! Отличная возможность сформировать личность нового персонажа. И,с этой мыслью,прикрыв глаза,Вы окунулись в сон.
***
- Милочка моя! Милочка! Помэла!-,неизвестны­й голос позвал Вас,заставляя обернуться - позади Вас,на платформе,стояла женщина средних лет с очень пушистыми волосами и небольшими круглыми очками на носу - она махала Вам рукой улыбаясь изо всех сил. Вы немного удививлись,но тоже помахали в ответ,после чего женщина подбежала к Вам и схватила за руку.
- Я твоя тетушка Дженис! Твоя мама ничего не говорила обо мне?,- пожав Вашу руку,весело проговорила она.
- - Д-да,Мисс Валентино...Мама многое рассказывала о Вас.-,смутившись,пи­таясь отвести глаза,ответили Вы.
- Ну же,милая,подними глаза на небеса! Все мы рано или поздно будем так,не так ли?-, засмеявшись,произне­сла женщина,подняв голову вверх,устремив свой взгляд на мирно плывущие облака.


Диппер Пайнс: Ты думаешь стоит попробовать? Ох,я волнуюсь./ Вы являетесь хорошим и преданным другом для мальчика,часто помогали ему в поисках автора и решении его личных проблем. Очень удивился,когда Вы его выслушали с полной серьёзностью. Поддержали его в момент с признанием Венди,а также пытались развеселить его всеми возможными способами. Посветили ему один из своих рассказов о дремучем саде и неизвестном юноше,чем вызвали приятный румянец на щеках у мальчика и искреннюю улыбку. Считает что у Вас настоящий талант к писательству и порой вдохновляет Вас своими историями и рассказами,вычатанн­ыми из дневников Форда. Признаться,в душе питает к Вам нечто похожее на симпатию,но это чувство слишком слабо,поэтому Ваши с ним отношения можно назвать крепкой дружбой./

Мэйбл Пайнс: Памэла-а-а! Привееет! Я так рада тебя видеть! Хорошо что ты пришла сегодня,ведь мы собираемся посмотреть какой-то..Страшный фильм! Давай с нами!/ Считает Вас загадочной красоткой из сериалов для подростков и поэтому пыталась привлечь Ваше внимание. Ей нравится Ваши наброски и она часто просит Вас написать ее историю с ее будущим парнем. Любит разговаривать с Вами на любые темы,считает одной из лучших подружек несмотря на то,что Вы не проводите время с ней в компании Гренды и Кэнди,говоря что Вам это не интересно,но когда станет - обязательно придёте. Часто клеит на Ваше лицо стикеры с котятами,чему Вы очень рады./

Стэн Пайнс: Ну-ну,прекращай. Кто тебя учил так бить? Сейчас я покажу тебе как бьёт с правой настоящий профи! Учись!/Считал Вас одной из друзей Диппера,но когда узнал Вас лично признал за свою. Увидя,как Вы с Диппером пытайтесь научиться наносить удары,ударяя боксёрскую грушу,усмехнулся и начал объяснять как нужно это правильно делать. Вы же поблагодарили его в "вашем" с ним стиле,бросив глупую шутку. Хорошие взаимоотношения./

Стэнфорд Пайнс: Здравствуй,Памэла. Рад тебя видеть./ Ранее считал Вас пришельцем,поэтому обходил стороной,но позже,узнав что Вы простой человек,начал проявлять к Вам интерес как к собеседнику. Любит поговорить с Вами./

[I]Зус
: Йоу,Помэла! Че как? Видела новую серию того аниме? Да,я просто в шоооке!/ Ваш закодычный бро,который считает Вас крутой чувихой с богатым внутренним миром. Смешит Вас непонимая этого,показывает Вам новинки аниме в Хижине,когда Стэн не видит,и иногда плачет у Вас на плече из-за того,что кошечке из Сейлор Мун заклеили ее Луну. Иногда спрашивает совет по поводу отношений со своей девушкой или какой крутой эксперимент проделать далее./

Бабулита Рамирез:/Знает Вас как хорошую подругу своего внука,но не более того./


Вэнди Кордрой: Ни за что бы не подумала что у Робби есть сестра! А..Ты крестница его мамы? Вот оно что. М,неловко вышло./ Считала Вас сестрой Робби до недавнего времени. Считает Вас немного странной,но очень милой. Ей нравится слушать Ваши рассказы,да и проводить свое время с Вами тоже. Иногда Вы сидите на крыше Хижины и просто молчите. Ей не хватало этого,совершенно так же,как и Вам. Вы ее поддержка и лучший друг,потому что именно Вам она рассказала о проблемах с психикой отца и смерти своей матери,которую до сих пор очень сильно любит и не в силах отпустить. Часто приносит Вам старые книжки из библиотеки,даже не скрывая то,что она берет их без спроса,чем вызывает сначала Ваше недовольство,а потом улыбку. Вы обе привязаны друг к другу./


Робби Валентино: Эй, не хочешь сходить со мной на тусовку к Тембри? Ничего не подумай,просто мама просила меня вытащить тебя хоть куда-то. И запомни что я тебе не нянька!/Узнав о Вашем пришел в ярость: какая-то девчонка из Англии приезжает в дом его родителей,так ему ещё и три месяца ее терпеть! При Вашей первой встрече еле выдавил из себя простое " привет", а после не говорил с Вами несколько дней,считая избалованной англичанкой. Вы же,не желая конфликта,спросили его напрямую,чего парень совсем не ожидал. Он лишь накинул на себя капюшен и отвернулся от Вас. Вы же,после этого случая,всегда улыбались ему и говорили с ним на любые темы. В конце-концов его сердце растаяло,и он решил показать Вам свою игру на гитаре и недавний текст песни,который Вы мастерски подправили. Был восхищён Вашими талантами. И,неожиданно для себя,влюбился в Вас. Очень неловко проявляет свою симпатию,порой бывая то ли милым с Вами,то ли грубым. Но не вините его! Он всего лишь хочет привлечь Ваше внимание,но пока что не знает как./

Тембри: Привет./ Знает Вас как подружку Вэнди и какую-то девчонку из Англии./

Нейт: Йоу,это ты сеструха Робби,а?/ Относится к Вам хорошо,порой подкалывает Вас,чем вызывает недовольство со стороны Робби. Больше так не делает,боясь за себя./

Ли: Сеструха,ха! Да если бы! Тогда Робби не был бы в нее../ Заткнула парня рука Робби,что неожиданно закрыла ему рот. Считает Вас немного странноватой,но ничего плохого в этом не видит. Часто шутит по поводу влюбленности Робби в Вас,а Вы же закатываете глаза,улыбаясь,слов­но говоря: "да ладно тебе!"./

Томпсон: Да..Наверное..Забав­но./ Принял Вас в компанию только потому что остальные Вас приняли. Не понимает Вас,как и Вы его. /

Гренда: А потом мы сделаем маникюр! Гренда возьмёт роооозовый лак!/ Всегда улыбается Вам и считает своей подружкой,хотя Вы с ней почти не знакомы./

Кенди Чу: Это доказано научно./ Поправляя очки,говорит девочка в подтверждении своего факта об мальчиках,чем вызывает у Вас смех,после чего Вы оправдываетесь тем, что вспомнили смешную шутку про котов. Все это лишь потому,что Вы считаете отношения чем-то необычным,какой-то космической связью,но никак не поцелуи и обнимашки. Держать за руку,по-Вашему,уже самый открытый жест в проявлении симпатии. Хорошо к Вам относиться./

Тейлор Кьютбайкер: Бей его! Бей его!/ Видел Вас пару раз,ничего не может сказать,но Ваши кроссовки ему понравились./

Старик Макггакет:Звёзды рано или поздно упадут на землю,а небо будет полыхать! Именно поэтому я спрятался в мусорке! Ш-ш-ш! Они могут услышать!/ Залезая обратно в мусорный бак шепчет бывший учёный,оглядываясь по сторонам. Порой Вы приносите ему пироги из Закусочной. Все время подстерегает Вас по поводу кого-то одноглазого./

Пасифика Нортвест: Думаешь твоя писанина хоть кому-то тут интересна?/ Знает о том,что Вы пишите. Не теряет возможности Вас поддеть,одноко в глубине души желает подружиться./

Малыш Гидеон: Ты пожалеешь! Пожалеешь о том что защитила этого Пайнса! Пожалеешь!/ Зол на Вас за защиту Диппера,искренне ненавидит. Да,только поэтому./

Ленивая Сьюзен: Подходи сюды,детятко,блинчи­ки с пылу,с жару! / Знает Вас как девочку с печатной автомашинкой,что все время заказывает зелёный чай. Не упускает возможности посоветовать Вам новые блюда./

Тоби Решительный: Так Вы пишите о Гравити Фолз или замешаны в правительственном заговоре? / Берет у Вас интервью,на что Вы вежливо отказываетесь, считая этого журналиста немного поехавшим. Немного расстроен,но его это не сломило./


Грег Валентино: Ох уж эти мертвецы! Столько их развелось в последнее время,что хоть отстреливай,не так ли,дорогая?/ Обожает Вас,очень рад Вашему приезду. /

Дженис Валентино: Ну что ты,дорогой! В земле им будет намного лучше!/ Любит угощать Вас чаем из роз,считает очень хорошенькой девочкой и начала замечать симпатию своего сына к Вам после того,как тот наконец-то начал ужинать и обедать с семьёй только в Вашей компании. Верит,что Вы поменяете Робби в лучшую сторону./

Билл Шифр:/ Посещал Вас во снах несколько раз. Вы показались ему интересным человеческим экземпляром,но не более того./










Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-361.html

Категории: Graviti Falls
пятница, 17 августа 2018 г.
the best is yet to come Прокрастинация 16:29:14
­­­­­­

­­

­­ Итак, в целом, желаемое удалось. ­­
Я таки поступила в университет. На бюджет (хоть и не планировала).
ДНУ имени Олеся Гончара. Факультет украинской и иностранной филологии и искусствоведенья. Специальность - 035.01 Филология (украинский язык и литература).
Слава богу, это не учительская специальность. Ещё мне не хватало в школе работать.

Господи, какой же прекрасный корпус, в котором я по большей части буду учиться! Четырнадцать этажей и с двух сторон стен нет - прозрачные стекла. Вид на весь город~
К тому же оформление этажей моего моего факультета приятно порадовало: симпатичные картины и скульптуры.
Видимо, спасибо тому, что именно у на даном факультете кафедра дизайна и изобразительного искусства.

Я уже прошла практику. В первый день изначально приводила в порядок аудиторию португальского. Потом пошла помогать с документами в приёмную комиссию. Тем же занималась и во второй день.
Женщина с кафедры укр.лит., которая контролировала практику всех первокурсников фил.фака, очень приятная. Достаточно доброжелательная, но тем не менее чувствуется богатый опыт и должная строгость.
Да и приятными оказались женщины в приёмной комиссии моего факультета. Я с ними два дня сидела с ними за бумажками благодаря практике и у меня осталось хорошее впечатление о них.

Сейчас слежу сразу за четырьмя онгоингами. Немного непривычно для меня. К тому же, неожиданно для себя начала смотреть один некогда известный сериал.

­­ Приобрела новый телефон и кучу топовых канцелярских вещиц. А ещё у меня появился котёнок~ ­­


­­

­­ ­­
14:03:49 Лилитана.
Поздравляю с поступлением!)
14:03:58 Лилитана.
Ты из Днепра?
14:05:52 Прокрастинация
Спасибо~ Да)
Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник] Я - враг номер один... Диаша Стилински 16:16:44
­Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник]
Я - враг номер один


Аутоагрессия - или по-другому самоповреждение. Ситуация, когда индивид сам причиняет себе вред, вследствие не любви к себе, сильной неуверенности и закрытости от общения с социумом.

И снова насмешки и снова упреки. Мне не спастись от них. Куда бы я ни пошла, чтобы я не сделала, все заканчивалось одинаково.
Раз - удар, два - удар, три - удар.
- Правильно говорят, в семье не без урода. Подумать только, а внешне-то она кажется такой сильной и способной. Да, что вы говорите! Да, неспособная девочка. Жаль ее семью.
На светлой коже расцветают лиловые розы, рука дрожит от боли и наносимых ей ударов, но я остаюсь равнодушна. Вот вспыхивают пламенем раны, уже успевшие затянуться багровой корочкой. Я продолжаю бить и наносить удары.
Бесполезная. Раз – удар.
Слабая. Два –удар.
- Какое же это несчастье, иметь такого неспособного ребенка, учитывая их репутацию и положение. – Я вижу презрение и насмешку в их глазах. Там нет и места жалости, лишь ядовитое насмехательство. Желание осквернить, очернить и раздавить все хорошее, что есть во мне.
Как же я ненавидела эти разговоры, но, увы, ничего не могла с ними поделать. Они были правы. Я – несчастье для семьи, катастрофа, и все это прекрасно понимают. У меня ничего не получалось даже самые простые заклинания не желали действовать, а снадобья, пусть я и строго шла по рецепту, то вспыхивали, то просто оказывались настолько ужасными, что учитель даже отказывался их пробовать. Конечно, без насмешек однокурсников не стоит и говорить: одни меня презирали, другие делали вид, что не замечают, третьи поддерживали дружеские от отношения, но лишь потому, что в школе помимо меня учились еще и мои старшие братья и сестры. Если бы не знаменитая фамилия и положение семьи, думаю, меня и вовсе стремились бы не замечать. Увы, положение моей семьи было знакомо всему миру магии, и этого мне не было легче. Уж лучше я была какой-нибудь грязнокровкой, чем чистокровной волшебницей в семье родовитого графа.
- Ты несчастье и катастрофа – шепчу я самой и себе и с неописуемой ненависти снова бью себя.
Глупая и не способная – удар. Жалкая – удар. За твою слабость – удар, за глупость – удар, за то, что не смогла сдержать слезы – удар.
Я была в лесу, одна, укрытая от любопытных глаз деревьями и кустами, надежно спрятанная и по-своему счастливая от этого. Никто не может порицать меня, никто не осуждает и ничьи глаза не опаляют меня презрением или насмешкой, или и тем и другим. Свежий воздух успокаивал, а мокрая земля приятно нежила горячую кожу…И тут сзади раздались странные звуки, кто-то шел рядом. Я замерла, надеясь, что этот «кто-то» меня не заметит.
Сначала звуки шагов были резкими, затем прекратились, а потом вновь возникли, став более мягкими, осторожными. Я вжалась в пенек, за которым сидела, надеясь, что меня не заметят, меньше всего мне нужно было в этот чье-то внимание. Наконец, шаги прекратились. Я спокойно вздохнула, и хотела было стать, да уйти, и едва не столкнулась с Ньютом Саламандером, который стоял за мной.
- Ньют?! – испуганно воскликнула я. – Что ты здесь делаешь?
- Искал червей для…- он замолчал на полуслове, а потом смущенно добавил, – для питомца.
- Ясно. – Только и ответила я, не зная, что еще можно сказать…
Что бы я ни пыталась сделать, оно получалось плохо. И я не могла с этим ничего поделать, хотя усиленно занималась, спрашивала советы у других, но нет, на мое несчастье магия мне не подчинялась. Вернее, подчинялась, но не так, как остальным. Все мои заклинания заканчивались одинаково – взрывом. Меня это пугало, добрых однокурсников веселило, а семью раздражало. Единственный предмет, где я могла проявить себя – уход за магическими существами. Там же я и познакомилась с ним – Ньютом Саламандером. Странным молодым магом, любившим магических существ. Он был из Пуффендуя, и потому многие стали относится ко мне с пренебрежением, когда узнали, что я общаюсь с магом из другого курса.
Поначалу Ньют относился ко мне равнодушно, не принимая всерьез, однако вскоре, когда мы стали часто работать в паре (ни со мной, ни с ним никто не желал быть вместе), он обратил на меня внимание. У нас было много общего – мы оба любили животных, и нас обоих не любили окружающие, для них, что я, что он, являлись бельмом на глазу. Ньют любил животных, и был готов многое сделать для них. Несмотря на запреты, строгие правила и возможность исключения, он все равно заводил таинственных зверушек, держал их у себя под кроватью и оберегал от всех. Я знала про это, вернее, случайно узнала, но не выдала Ньюта, за что он был мне благодарен.
- Полагаю, ты пришла сюда понаблюдать за красивыми видами, - осторожно произносит он, его взгляд опускается на мои руки, и тут я вспоминаю про синяки и тотчас опускаю рукав, но поздно, он успел все заметить.
- Тебя били? – спрашивает он, не решаясь подойти ко мне поближе, - что случилось, (Т.И)?
- Нет. – Я отвернулась от него, собрала свои вещи и собралась уходить, но Ньют, преодолев свою сдержанность, схватил меня за запястье.
- Тогда что это? – его глаза – как гладь озера – чистые, светлые, голубые и в них я вижу себя – серую и испуганную фигуру.
- Ничего! Отстань! – я пытаюсь выдернуть руку, но он только сжимает ее сильнее, из-за чего мне становится больно.
- Ай! Пусти, Ньют! – он отпускает запястье и испуганным и смущенным видом просит прощения. Я ничего не говорю и ухожу, к моему несчастью, Ньют решил пройтись вместе со мной.
- И все-таки, кто тебя…избил, - слова даются ему с трудом, а мое ледяное молчание и раздражение мучают его. Мне становится неприятно, что я мучаю его, мучаю своего единственного друга.
- Меня никто не бил. Я…сама.
- Зачем?
- Просто, понимаешь, просто. – Голос хрипит. – Просто меня все раздражают, и я решила, таким образом, излить свою злость на себе.
Отчасти это правда, но к чему посвящать его в дальнейшие открытия. Ньют мне не верит, я вижу это по его сжатым губам и внимательному взгляду. Пусть не верит.
- Это же не так. Ты избила себя, потому что они говорили, что ты слабая и недостойна носить фамилию своей семьи? – порой его проницательность пугает меня. Я ничего не говорю, но он понимает, что был прав.
- (Т.И), если тебя что-то тревожит, то ты можешь поделиться этим со мной. Я же твой друг. – Он осторожно, краснея и пытаясь не смотреть мне в лицо, берет мою ладонь и сжимает ее. Я вздрагиваю, не ожидая этого от своего скромного и сдержанного друга, но тотчас сжимаю его пальцы.
- Я не хочу тебя зря тревожить, - наконец говорю я. – Просто, понимаешь, меня так раздражают эти разговоры, и эта правда. Я слабая, Ньют, очень слабая и бесполезная, совсем, как магл.
- Маглы тоже бывают очень сильными, - возражает он. – Нет. Ты не слабая, и не бесполезная. Для меня нет волшебницы отважней и прекрасней, чем ты.
Я не нахожу, что ему сказать, что ответить, вместо этого я лишь краснею. Рука ноет от боли, но я не замечаю этого, мне хорошо рядом с Ньютом, приятно держать его за руку и вот так молчать.
- Тогда давай, оба будем и дальше стараться стать сильными и полезными. – Говорю я, счастливо улыбаюсь.
- Давай, но только при одном условии, что будем стараться вместе. – Мы неспешно идем к школе, за нами шелестит черный лес, а впереди, словно надежда, горят огни старого замка.
­­


http://pyshkin006.b­eon.ru/0-2-tests-och­erki.zhtml#e60 - комменты и пожелания и советы автору
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-334.html

Категории: Сборный, Fantastic Beasts and Where to Find Them
Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник] Его глаза - мой путь к... Диаша Стилински 16:09:48
­Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник]
Его глаза - мой путь к свету


Дислексия - ситуация, когда индивид не может обучаться чтению. Некоторые, больные дислексией, утверждают, что буквы расплываются перед их глазами

- (Т.И), встань, пожалуйста, - голос Учителя врезается в сознание, вырывая меня из мира грез. Грустно вздохнув, я подчиняюсь и встаю, предварительно быстро и незаметно вытащив наушник. Меня смиряют грозным сердитым взглядом и просят прочитать написанное на доске. Я вздрагиваю, чуть краснею и непонимающе смотрю на учителя, словно пытаюсь сказать ему: «вы же знаете». Но нет, его тонкие, похожие на устрицу губы, говорят обратное.
- Читай, какие-то проблемы? – он подавляет смешок, но я его прекрасно слышу. Проблемы, увы, есть и он их прекрасно знает. Я чувствую, как некоторые смотрят на меня, кто с удивлением, кто с жалостью, кто со скукой. Никто и не пытается ехидничать, пустить злую шутку, лишь некоторые подавили в себе улыбки, но не потому что смеялись над моей проблемой, а потому что я попала в такое неприятное положение.
- Ну же, (Т.И), - подначивает меня учитель, стуча пальцем по доске. – Читай.
- Она же не может, - пытается заступиться за меня подруга, но он ее не слышит, вернее, делает вид, что не слышит и продолжает стучать по доске. Я честно смотрю на нее, смотрю на черное полотно и белые размашистые буквы. Едва я смотрю на слово, как оно начинает расплываться на части, и его буквы оказываются в разном положении. Я пытаюсь их собрать, но не могу понять, какое именно слово от меня ждет мистер Тейлор, что он хочет.
- Не могу, сэр, - отвечаю я и сажусь, но он не дает мне этого.
- Встань. Я не давал тебе этого права. Значит, читать ты не можешь, слушать тоже, а сидеть в наушниках можешь?
Значит, заметил все-таки.
- Я прощу прощения, сэр, этого больше не повторится. – Это все, что я могу сказать. Мистер Тейлор лишь усмехается, но продолжает меня терроризировать.
- Пишешь ты, откровенно говоря, ужасно. Читать не умеешь, говоришь по-английски плохо – он был учителем иностранного языка и потому жестоко давил на это. – Что же ты можешь, а (Т.И)? Для чего ты создана? Для чего живешь? Чтобы быть обузой родителям?
Я только краснею. Если в классе кто и улыбался, то при последнем фразе все погрустнели. «Быть обузой». Мы все, по сути, ей были, потому и учились в спецшколе, для неадекватных и ненормальных детей. Прозвучал звонок, спасший меня. Мистер Тейлор сердито прищурился, но отпустил нас.
- И что на него нашло? – подруга удивленно посмотрела на меня, затем на потолок, словно там мог быть написан ответ.
- Откуда я знаю! Спроси у него! – огрызнулась я, хотя ответ на этот вопрос я знала. Мистер Тейлор пришел к нам год назад. Внешне симпатичный, молодой мужчина, внутри он был черным, морщинистым и склизким. Если бы только она знала, какой он. Нет, не могу об этом говорить.
- Не переживай, он сказал это не со зла. Наверно, у него просто плохое настроение, - Ами продолжала размышлять на эту тему. Я молчала. Его последние слова до сих пор звучат в моей голове, как приговор. Ненавижу его!
- (Т.И), не плачь, - я и не заметила, что плачу. В последнее время я много чего не замечаю. Ами еще что-то говорит, ее голос звонкий и нежный, и когда она разговаривает, то появляется такое чувство, будто щебечет птичка. У нее проблемы с восприятием, она может легко потеряться в школьных коридорах, даже если будет идти с картой. Поэтому мы всегда вместе и неразлучны. Я постоянно провожаю ее до дома, что и случилось сегодня.
- Пока! До завтра! – кричит она и забегает внутрь дома, скрываясь за малиновыми стенами. Я же разворачиваюсь в другую сторону от дома и иду в сторону моста. Это мое любимое место, здесь всегда так тихо и спокойно, и главное почти никого нет, и я могла сидеть на мягкой курчавой траве, смотреть, как блестят лучи, пойманные рекой, как текут розовые от солнца воды и предаваться своим мыслям.
У меня есть одна тайна, и самое неприятное, что это тайна не моя, она лишь связана со мной, и я не могу с нею ни с кем поделиться, потому что ее секрет ужасен. Если бы только тогда я догадалась бы достать хотя бы диктофон, быть может, все было бы не так страшно. Быть может…
- И почему такая красивая девушка скучает здесь одна? – я резко оборачиваюсь и вижу их – трое, высокие и ужасные, на лицах каждого по самодовольной наглой ухмылке. Нет, с такими лучше разговоров никаких не иметь. Я встала и направилась в сторону домов, но тут один из них схватил меня за локоть.
- Подожди, крошка, мы еще не договорили. - Наверно, юношей, подобных ему, считают симпатичными, но я не могу понять, его черты расплываются, и все, что делало его красивым пару минут назад исчезает, а наружу вылезает черная, мелкая душонка, питающаяся слабостью других.
Я встряхиваю его руку, и со всей силой, что у меня есть, толкаю в сторону реки и бегу. Они кричат мне вслед, свистят и подбадривают, думают, что я так просто сдамся. Я забежала в переулок и бросилась в узкий, полутемный проход, где светилась вывеска какого-то кафе. Если повезет, то я вполне успею скрыться здесь, или же сбегу через черный ход. Интересно, что за кафе? Жаль мне не разобрать слов. Я уже почти была у двери, как вдруг меня схватили и прижали к стене.
- Ну, все! Добегалась! – смеется ехидный голос. Я вырываюсь, пытаюсь пнуть кого-то из них и, судя по болезненному стону, мне это удается. Тогда мне не остается ничего иного, как закричать, но, увы, мои обидчики уже поняли это и больно зажали рот. Я снова попыталась вырваться, принялась со всей силой кусать ладонь, но в этот раз меня держали крепко. Кажется, теперь я пропала.
- Отпустите ее, - говорит кто-то, стоящий позади. Его голос – низкий, бархатистый тембр – звучит спокойно и, будто пренебрежительно. Так говорят только те, кто не просто уверен в своей победе, а знает, что победит. Видно, обидчики были того же мнения, потому что не став препираться с моим спасителем, они тотчас бросили меня и убежали. В столь непродолжительном полете я успела больно удариться, разбив колено, еще и запястья ныли. Посмотрев на них, я чуть не пришла в ужас – на светлой коже багровели кольца пальцев, так сильно они меня сжимали.
- Ты в порядке? – мой спаситель не ушел, как я предположила, а все это время стоял рядом и наблюдал, как я растираю руки.
- Да. Спасибо вам большое! – я пытаюсь ему улыбнуться, но улыбка жалко вянет на дрожащих устах, тогда оставив все попытки, я осторожно подняла голову и взглянула на мужчину. Да, это был молодой мужчина, высокий и плечистый. Но все это я заметила не сразу, потому что попала в плен двух осколков льда, чистых и непроницаемых. Говорят, глаза – зеркала души, и если верить этому, то душа у этого человека добрая и светлая. Как странно, его черты не расползаются, и теперь я могу спокойно смотреть на него. Я несколько раз моргнула, но нет, я его лицо я видела ясно, и могла сказать, что он был красив.
- У тебя идет кровь, - произнес он и наклонился ко мне. От этого ощущения я сильно покраснела, а волнение дрожью пробежалось по телу.
- В-все в порядке…Нет! Не стоит беспокоиться! И мне домой пора, поздно уже. – Я встала и хотела была уйти, но он осторожно взял меня за запястье.
- В таком случае я провожу тебя, - его голос звенит в пустоте, и я вдруг понимаю, как устала, как мне хочется домой.
- Хорошо, - отвечаю я. – Меня зовут (Т.И). А…вас?
- Ода Сакуноске, - представляется он, - ты уверена, что сможешь идти?
- Конечно. Эти синяки ерунда, - в доказательстве своих слов я даже приседаю, дабы полностью уверить его в моем самочувствии.
- Тогда идем. Где ты живешь?
По пути мы немного разговорились. Вернее, я говорила, чувствуя неуверенность и странное волнение, а Ода отвечал. Когда впереди заблестели огнями знакомые окна моего дома, я несколько приуныла, поскольку мне было грустно расставаться с моим новоявленным знакомым. Но я не имела право злоупотреблять его временем и щедростью, и потому еще раз поблагодарив, пригласила его на чай.
- Вынужден отказать. Меня ждут, - ответил он, а я невольно задумалась. Кто его ждет? Жена, невеста, девушка, семья? А может он встречался с другом, ведь шел в то кафе? Надеюсь, что так. Пока я размышляла, Ода уже повернулся, чтобы уйти, но остановился и произнес:
- Не ходи больше одна в такое время, это опасно для тебя.
С этими словами он ушел. А я стояла в дверях и все смотрела на его спину, слышала, как затихают его шаги, как расплывается его тень и вот он окончательно ушел. И почему мне так грустно?
На следующий день уроков не было, и я поспешила к тому месту, где мы встретились. Признаюсь, меня пугала мысль, что я могу снова встретиться с теми хулиганами, но желание увидеть Оду грело душу, придавая мне уверенности. Вскоре я нашла тот переулок и мне попалась знакомая табличка. Я осторожно подошла к дверям и заглянула внутрь. Он был там! Сидел за барной стойкой и беседовал с барменом. Я мигом отвернулась, боясь, что он может меня заметить. Нет! Я веду себя странно, а надо быть решительной. Да! Смелее, (Т.И)! Все получится, все получится.
Шепча эти слова, я снова повернулась к двери и чуть не столкнулась с Одой, который уже выходил из кафе.
- (Т.И)? – удивленно произнес он, - что ты здесь делаешь?
- А…я-я…я принесла вам, в качестве благодарности! – воскликнула я, отчаянно краснея, и протянула ему коробку с десертом, приготовленным мною лично.
- Не стоило, - начал он, но заметив мое волнение, подарок все же принял. – Раз ты здесь, то не против пойти со мной?
- Нет, то есть да, то есть я хочу пойти! – и почему я так волнуюсь, а жар, разбежавшийся по жилам, сжигал меня изнутри. Щеки тоже пылали, а губы смущенно дрожали, мне становилось так тепло, и я готова была трепетать от одного только взгляда двух кристальных озер. Прекрати! Ты ведешь себя глупо, я пыталась привести себя в чувство, но ничего не получалось. Поскольку Ода шел впереди, то я могла спокойно рассматривать его, не боясь того, что он поймает мой взгляд.
- А куда мы идем?
- В гости.
- В гости? А… кому? – странно, что он повел полузнакомую девочку к своим друзьям или родственникам.
- Увидишь, мы пришли. – Он остановился и показал мне на небольшой, но милый дом, затем галантно открыл дверь и впусти внутрь. Я прошла вперед и уже хотела извиниться за вторжение, как вдруг что-то теплое и тяжелое навалилось на меня и сбило с ног.
- Вот ты и попался! – закричал громогласно вредный мальчишка, но, увидев мое лицо, он покраснел, смутился и слез. Ребенок? Его родственник – племенник?
- Коске! – укоризненно произносит Ода, помогая мне встать. – Что это за выходки?
- Ты давно к нам не заходил, - обиженно отвечает названный Коске, - мы решили устроить тебе приветственную вечеринку. Кто же знал, что у тебя появилась девушка.
- А! Нет, я не его девушка, - отчаянно краснея, замахала руками я. – Ода-сан мой друг
- Вот как! – хитро восклицает мальчик, но больше ничего не говорит. Остальные дети – их было всего пять человек – подошли ко мне знакомиться. День выдался несколько тяжелым, пусть и веселым. Мы играли, бегали по пляжу, ели мороженое и разговаривали. Жаль только, что время прошло так быстро, не успела я и оглянуться, как наступил вечер, и мне надо было идти домой.
- Приходи еще сестренка! – произнесли напоследок дети, а Коске неслышно добавил, обращаясь ко мне. – Если бы не ты он так долго с нами не играл.
Я покраснела, а хитрый мальчишка лишь лукаво улыбнулся. Ода вызвался проводить меня, не смотря на увещевания детей и мои протесты. По дороге я решилась спросить его.
- Ваши дети такие милые. А где…их мама?
- Они сироты. Я усыновил их, - произнес Ода, - да, они очень хорошие, пусть и те еще хулиганы.
- Ода-сан, а кем вы работаете?
- Скажем так, я выполняю разную работу, какую дают. – По его тону и выражению лица было понятно, что он не хотел обсуждать это, поэтому я быстро сменила тему.
Прошла неделя, за ней и месяцы. Я часто навещала тех детей, мы вместе с Одой гуляли с ними, играли и веселись. Конечно, за это время мы сблизились с ним, и я смело обращалась к нему на «ты», не смотря на разницу в возрасте. Ода оказался хорошим, добрым и смелым человеком. Он сказал мне, что в будущем хочет писать романы, что против насилия и убийств. Когда речь невольно касалась работы, то он менялся в лице, и я понимала, что эта была для него весьма болезненная тема, потому и не старалась больше задавать ему подобных вопросов. Кем же он работал? Я не смогла этого понять, как и не смогла понять того, почему бы ему не уйти, раз его профессия ему неприятна. Правда, однажды все невольно выяснилось…
Одним теплым и насыщенным утром я направилась к тому кафе, где мы встретились, чтобы передать подарок – пирог, приготовленный мною для детей Оды. И тогда прежде чем зайти внутрь я по привычке заглянула туда, и увидела, что Ода был не один. Рядом с ним сидел юноша, примерно моих лет, высокий и худощавый, темноволосый, весь в повязках и в черном плаще.
- Эй, Одасаку, я слышал, ты тут удочерил еще одного ребенка. Это правда? Говорят, рядом с тобой ходит одна девочка. Новый приемыш?
- Нет. Она не приемыш.
- Тогда кто она?
- Она очень приятная и милая девушка. Дазай, к чему этот расспрос?
- Вот как! – названный Дазай вскочил со стула, - и не морока тебе заниматься с всякими детьми, Одасаку? Эх, мафиози, который не убивает, нянчиться с девочками, подобранными на улице. Забавно звучит…
Мафиози? Я замерла, прижавшись к стенке и чуть не уронив пирог. Спокойствие, иначе они тебя могут услышать и тогда все, тогда я пропала. У мафиози свои правила, они могут убить меня за то, что я знаю, кто они такие. Нет, Ода меня не убьет, но его товарищ Дазай может. Я чувствовала, что может и глаза у него черные, никогда еще такие не видела. Я осторожно отошла от двери, стараясь не издавать ни шума, и, дойдя до конца переулка, бросилась бежать. Я бежала быстро и спешно, а в голове крутились слова: «…и не морока тебе…нянчиться с девочками, подобранными на улице…». Действительно, кто я для него? Всего лишь наивный ребенок, навязавший ему свою компанию, девочка, подобранная на улице! А если он узнает еще и моей проблеме, то и вовсе решит прекратить со мной всякое общение. Что еще? Ах, да, еще он и мафиози.
Ноги привели меня к знакомому дому, где жили дети, усыновленные Одой. Я спешно постучала, растерянно ответила на пылкие приветствия детей и, отдав им пирог, столь спешно и растеряно попрощалась и ушла. Они долго звали меня, не понимая причины моего бегства, но никто из них за мной не последовал. Я не стала ничего им объяснять, лишь напоследок сказала:
- Передайте Оде, что я его больше не побеспокою.
И все-таки все мужчины ужасны. Все они врут, притворяются хорошими, а на самом деле. Как там сказал Ода, - я приятная и милая девушка. И только? Все равно, что сказать, что я просто приветливая знакомая, не больше. Я проходила мимо моста в тот момент, когда меня окликнули, но я не стала оборачиваться, потому что знала, кто это.
- (Т.И), постой! – Ода вскоре поравнялся со мной, но я продолжала сохранять молчание. Все внутри меня бушевало, и готово было взорваться, а душа стенала и просила утешения. Мне казалось, что я что-то значу для него, мне казалось, что между нами начинается разжигаться та самая, заветная искра, возбуждающая в сердцах любовь. Неужели, все действительно лишь казалось?
- Кто я для тебя? – невольно вырвалось у меня. Ода удивленно выдохнул, затем произнес:
- Ты мой друг.
- Друг? Странно. Не думала, что у мафиози бывают друзья. – Он вздрогнул, затем провел рукой по макушке, взлохматив волосы.
- Ты слышала. – Не вопрос, скорее усталое утверждение. – Да. Я мафиози, но, как не комично и странно бы это не звучало, я не убиваю людей.
- Тогда что же ты делаешь?
- Разное. Тебя так интересуют моя работа?
- Нет, но меня интересует, что такой человек, как ты, все еще делает среди мафиози? Почему бы тебе не уйти?
- Не могу. Я решил, что пока дети не вырастут и не смогут себя обеспечивать, я не уйду.
- Ясно. – Дальше мы шли в полном молчании. Тут впереди показалась какая-то табличка, но я, конечно, не смогла разобрать слов, а Ода вдруг схватил меня и подтолкнул в другую сторону.
- Разве не видишь, там же написано – «осторожно, можно провалиться!», - сердито сказал он, на что я лишь засмеялась и ответила:
- Представляешь – не вижу. Я не могу разобрать слов, у меня дислексия. А, впрочем, какая тебе разница? Я всего лишь маленькая сумасшедшая девочка, зачем тебе общаться со мной! Мистер Тейлор, был прав – я обуза. Как же я его терпеть не могу, особенно после…
- После чего? – Ода несильно сжал мои запястья. – После чего? Что он тебе сделал?
- Ничего. Но хотел. Когда он впервые появился в школе, - слова давались мне нелегко, но я пыталась, ведь теперь у меня появился шанс все сказать. Все. И я рассказала, рассказала про то, как в нашей школе впервые объявился молодой учитель, приехавший из-за границы, про то, как он очаровал всех, а меня особенно. Мне нравился мистер Тейлор, и я ему тоже, поскольку он чаще всех выделял меня на уроках. Мы много с ним разговаривали на переменах, и мне было так приятно с ним, пока мистер Тейлор не раскрыл свои истинные намерения. Не буду расписывать наш последний разговор, скажу лишь кратко – он признался, что я симпатична ему и предложил пойти к нему в гости. Конечно, я отказалась, почуяв не ладное, и тогда он начал приставать ко мне прямо в классе.
- Подумай, отчего ты отказываешься? В этот нет ничего страшного, - сказал он.
- Мистер Тейлор, вы переходите все границы! – закричала я, оттолкнула его и убежала. С тех пор оскорбленный учитель мстил мне, всячески доводя по – своему. Никто не знал причину столь неприятного отношения, лишь только я понимала, почему он так сердит.
Закончив историю, я посмотрела на Оду. Он долго молчал, сжимая губы, затем спросил:
- Почему ты не сказала об этом инциденте другим учителям? Его бы выгнали.
- Кто поверит сумасшедшей, к тому же он мог оправдаться, сказать, мол, я не так все поняла или спутала его с кем-то, я ведь путаю некоторые лица из-за дислексии.
- Мое ты тоже не можешь разобрать? – Ледяные кристаллы глаз внимательно посмотрели на меня, пытаясь добраться до правды.
- Нет. Твое я всегда вижу. – Краснея, призналась я. Он удовлетворенно кивнул, дальше мы молчали. Напоследок, прежде чем расстаться, я принесла ему свои извинения, но он лишь махнул рукой.
- Подумаешь. Главное, что мы разобрались в себе. – Нет, он не сказал мне, кто я для него. Я еще не услышала ответ. Мне хотелось окликнуть его, хотелось подбежать и обнять, кричать о своей любви к нему, но я не решилась. А на следующий день произошли изменения – отменили английский. Когда девочки спросили почему, то получили такой ответ – мистер Тейлор уволился.
Конечно, я сразу поняла, почему он вдруг уволился, поняла, кто стал той причиной, из-за которой он ушел. Надеюсь только, что Ода не угрожал ему пытками, как это делают мафиози.
- Странно, однако. – Сказала Ами, когда мы вышли из школы. – Мистер Тейлор вроде и не собирался уходить, а тут вдруг уволился, да еще посередине учебного года. Не похоже на него…А впрочем чужая душа – потемки. Ой, кто это!
У ворот школы, привалившись к металлическим прутьям, стояла знакомая фигура. Сердце бешено забилось, едва я увидела знакомый светлый пиджак. Это он!
- Подожди Ами, я сейчас. – Я бросилась к нему, не смотря на сильный ветер, на вопросительный взгляд подруги и удивление прохожих.
- Ода! Привет! А что ты здесь делаешь? У тебя выходной? – выпалив все это, я замерла, переводя дыхание и пытаясь привести себя в порядок.
- Привет, - он мягко улыбнулся мне, из-за чего сердце в груди на миг замерло, а на щеках вспыхнуло пламя. – Я жду тебя.
- А зачем?
- Чтобы передать тебе это! – он протягивает мне записку. Не понимая, что это значит, я раскрываю ее, но, конечно, не могу понять значение написанных слов.
- Ты издеваешься? – мне стало вдруг обидно.
- Нет. Когда разберешь, приходи к детям, они будут рады тебя видеть, как и я.
Он поворачивается и уходит, ни разу не оглянувшись, а я стою и смотрю ему в след, пытаясь понять значение всего разговора, понять, что значат его слова и эта записка. Вскоре ко мне подходит Ами.
- (Т.И), кто это?
- Мой друг…Слушай, Ами, а можешь прочитать, что здесь написано. – Я протягиваю ей смятую бумажку, она несколько секунд изучает ее, затем широко улыбается.
- Ты не говорила мне, что у тебя есть возлюбленный.
- У меня его и нет. Ами, что там написано?
- А ты не понимаешь? – она хитро прищуривается, но я лишь качаю головой, пребывая в недоумении.
- Что там написано, пожалуйста, Ами? – чуть ли не умоляю я, и она отвечает, радостно смеясь.
- Я люблю тебя. Твой Одасаку.
­­


http://pyshkin006.b­eon.ru/0-2-tests-och­erki.zhtml#e60 - комменты и пожелания и советы автору
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-334.html

Категории: BSD, Bungou Stray Dogs, Великий из бродячих псов, Сборный
Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник] Он везде, я знаю это... Диаша Стилински 15:58:26
­Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник]
Он везде, я знаю это


Мания преследования - ситуация, когда индивид убежден, что у него есть враг и он преследует его

И снова он здесь. И снова он следит за мной. Я знаю, я вижу, я чувствую. Он рядом, быть может, среди прохожих или соседей, а может среди друзей. Кто? Кем он обернется сегодня? Какую маску натянет и какую роль решит исполнить?
Это началось два месяца тому назад, когда мы с подругой пошли в лес за материалами к домашней работе по биологии. Уже тогда, едва ступив во владения дикой природы, я почувствовала на себе взгляд, навязчивый и неприятный. Обернувшись, я никого не увидела, кроме большой белой совы, сидящей на ветке старого дуба. Она, не мигая, следила за моими движениями, а когда я подошла к ней, улетела.
- Это всего лишь сова, птица, не более того, - прошептала я самой себе, дабы успокоиться.
- (Т.И), смотри! Я нашла тот гриб! – прокричала из-за кустов Нанами. – Скорее, сюда!
Я последовала ее зову и направилась к кустам, чтобы помочь ей со сборкой нужных грибов. Покончив с этим делом, мы собрали раскиданные нами вещи и собрались уходить. И опять я почувствовала на себе этот тяжелый, буравящий спину взгляд. Когда мы покинули владения леса, то я, не выдержав, решила все-таки обернуться и увидела ту же сову. Только теперь я заметила, что у нее разноцветные глаза. Мне показалось, будто птица усмехается, совсем как человек.
С того дня и началось преследования, с того дня я потеряла всякий покой. Я вижу его в отражении зеркал, в отблесках теней, я слышу его странный и неприятный мне смех, навязчивой музыкой он преследует меня везде. А его ухмылка искажает губы любого, на кого упадет мой взгляд. Зачем я тебе нужна? Что ты от меня хочешь? Убить? Но для убийства есть мотив, и мотив этот должен иметь основания. Я никого не обижала, ни с кем не ссорилась, и даже, если это и происходило, то сомневаюсь, что меня за это необходимо убить. Просто так убивают маньяки, но разве им по нраву долгая охота на жертву, почему бы тогда не убить меня сразу, не схватить и не вонзить нож, когда я прохожусь мимо темных переулков, или напасть сзади, когда я допоздна сижу в парке? Кто же даст мне ответ?
Он и не пытается скрыться и не прячется, порой специально выдает себя то смехом, то прикосновением.
- Что тебе нужно? Чего ты хочешь?! – в ответ лишь смех, да странная, непонятная мне усмешка, полная лукавства и тайн. Он никогда мне отвечает, не пытается заговорить со мной, просто идет следом, как тень.
- Ты такая бледная и раздражительная, - сказала мне как-то Нанами. – Что-то случилось? Ты не больна?
Больна, да, на всю голову, чем иначе можно объяснить это напряженное ощущение, что он постоянно рядом, хотя я не замечаю никаких признаков, которые бы дали мне подсказку, что он здесь. А может, он и вправду здесь, может сейчас это он беседует со мной, а не Нанами, может это он кладет свою руку на мою ладонь, и пытается приободрить?
- Нет, - я вырываю руку и, не извиняясь и не объясняя причину своему поведению, хватаю сумку и ухожу. Хорошо, что прозвенел последний звонок, и уроки кончились, иначе бы сильно досталось за прогулку школы. Нанами что-то кричала мне вслед, но я не останавливалась, лишь добежав до дома, я почувствовала, что напряжение исчезло, словно он не мог преследовать меня в моем доме, словно мои родные стены защищали меня от него. Достав телефон, я быстро написала Нанами сообщение, придумав наскоро незамысловатую историю, и выключила его.
- Мам, я дома! – оповестила я, но ответа не было. Наверно, она ушла за продуктами. Меня это мысль не успокоила, ведь теперь получилось, что я одна. Нет, не совсем одна. Дрожь пробила пальцы, а сердце несколько раз громко всколыхнулось, как рассерженная птица, и ушло вниз, должно быть в место, где ему безопасней. Жаль, что я не могу найти его. Он найдет меня везде, я чувствую.
- Ты же здесь? Чего прятаться? – голос дрожит, а на последнем слове и вовсе охрип. Плохо. Очень плохо. Я не должна бояться – страх делает слабее, раздражительнее и рассеяннее, а мне надо быть сильной, если я хочу победить. Я опрометью бросаюсь на кухню и хватаю нож, лежащий на столе. Теперь мне немного спокойней, более того, у меня появилась возможность не только защищаться, но и драться.
Я медленно иду к своей комнате и сажусь на кровать. Мне надо успокоиться и набраться смелости, дабы не закричать и не убежать, а дать ему настоящий отпор, чтобы он понял, что я не та добыча, с которой можно играться. Я не жертва, и он убедиться в этом.
В первый раз, то есть, когда он показался в первый раз, я была в парке. Возвращалась от Нанами, я решила свернуть и направилась по тропинке, вдоль которой росли деревья да темные и пышные кусты. Было поздно, солнце уже скрылось за границей, и лишь некоторые темные облака еще пылали багровым румянцем. Над головой сверкали звезды и, глядя на них, я не заметила стоящую впереди фигуру.
- Ку-фу-фу, юная леди, нельзя так долго гулять, - произнесла она, когда я поравнялась с ней. Испугавшись не столько от слов, сколько вообще от того, что со мной заговорил незнакомец, я обернулась и встретилась взглядом уже знакомыми мне разноцветными глазами. Где же я их видела, подумала я тогда, не сразу вспомнив о таинственной сове.
- К-кто вы? – Он рассмеялся в ответ и произнес, игнорируя мой вопрос.
- Я рад, наконец, познакомиться с тобой, (Т.И).
- Откуда вы меня знаете? – я была готова закричать, но незнакомец лишь рассмеялся и попросил меня обернуться, что я и сделала. А когда снова обратила внимание на него, он исчез, словно растаял. Пусть было и темно, и фонари в парке бросали неясный тусклый свет, но я смогла разглядеть темные волосы, странный хохолок на макушке и незнакомую мне форму. Ученик? Может быть, он приходил к нам в школу, когда мы устраивали всякие праздники и дни открытых дверей, и тогда он и заметил меня. Но для чего преследовать и пугать? Нет, это не ученик, во всяком случае, он точно ненормальный.
А теперь я сидела на кровати, буравя в памяти все моменты, связанные с моим преследователем. Кто он, и зачем ему я? Эти вопросы жалили меня, как рассерженные осы, и я готова была не просто кричать, а сносить все на своем пути. Я ослабла и устала от долгого напряжения, и теперь страх сменили раздражение и гнев. Раздался звонок. Мама?
Я подошла к входной двери и поглядела в глазок. Да, на пороге стояла мама. Радостно воскликнув, я открыла дверь и впустила ее.
- Наконец – то, ты пришла! – сердито сказала я, она лишь улыбнулась мне и спросила, все ли со мной хорошо.
- Лучше не бывает! – я не стала расписывать ей о своих тревогах, - а где пакеты?
- Какие пакеты?
- Ты разве не в магазин ушла. – Она рассмеялась, сказав, что была в гостях, и мне на минуту показалась, что она странно смеется.
- Я так рада, - мама вдруг обняла меня, - я так рада, что вновь встретила тебя.
Резким движением я оттолкнула ее и схватилась за нож, который все это время был рядом со мной.
- Опять ты! – Это был он, сомнения нет.
- Ку-фу-фу, тебя так просто не проведешь, - на моих глазах лицо мамы рассеялось, и вот меня снова пронзил насмешливый, хитрый взгляд двух разномастных огоньков. Незнакомец усмехнулся, заметив нож, и его это, к моему сожалению, не испугало и не насторожило.
- Да ты серьезно настроена! – вновь засмеялся он. – Не бойся, малышка, я не стану причинять тебе вред.
Очень верится, особенно, после того, как вы стали преследовать меня на каждом шагу. – Я решительно ухватилась за рукоятку ножа.
- Признаюсь, я не мог отказать себе в удовольствии наблюдать за тобой, но я не преследовал тебя не на каждом шагу, глупышка. Даже таким злодеям как я, нужен сон и отдых.
- Не верю. Вы заговаривайте мне зубы! - конечно, он врет. Но чего же тянет, разве маньяки не стремятся сразу убить жертву?
- Ку-фу-фу, не хочешь, не верь. Но я действительно рад не только видеть тебя, но и разговаривать с тобой. А главное, теперь нам никто не мешает.
Его последние слова насторожили меня. Что же он собирается делать? Если не убивать, то что? Как же мне все это надоело.
- Говорите, что вам надо! Чего вы хотите? Я не понимаю! Вы преследуете меня везде, издеваетесь надо мной, а потом приходите в мой дом и…и…Я не могу это даже нормально описать! Чего вы хотите, скажите, чего?
- Тебя. – Просто и ясно отвечает он, и эти слова выводят меня из себя. Я начинаю смеяться, громко и истерично, и смех не уходит, пока я не давлюсь им, на глазах не появляются слезы. Нет, так просто он меня не получит. Я приподнимаю нож, и он снова усмехается, говоря, что «этой железкой я никому не наврежу». Ошибается, пусть не ему, но другому я навредить могу. Мне надоела эта игра, надоели эти странные насмешки и разговоры. Я не жертва.
- Не получишь! – кричу я и вонзаю нож в руку. Резкая, ледяная боль пронзает меня, я снова кричу, задыхаясь от этого чувства, а мой преследователь удивленно взирает на меня. Глупо, ведь я вонзила нож в руку, а надо в сердце. Хорошо, что рана получилась еще не глубокой, я легко вытащила нож и, не обращая внимания на боль, на жжение в руке и кровь, потоком бурлящую из раны, направляю лезвие острием к сердцу. – Не получишь!
И тут он сбивает меня с ног, крепко хватает, зажимая руки, но нож все еще в моих ладонях. Я пытаюсь размахивать им, но нет, он держит крепко и не дает мне возможность ранить его.
- Успокойся, (Т.И), все хорошо. Я рядом, я с тобой и не дам тебя в обиду, - шепчет он, и его голос приводит меня в чувство.
- Больно, - всхлипываю я, - как же мне больно.
- Если ты обещаешь не размахивать ножом, я помогу тебе. – Я киваю, и он помогает мне подняться.
- Кто вы? – пусть все идет так странно, пусть я устала и сильно ноет рука, мне хочется узнать ответ.
- Мое имя Мукуро Рокудо. Не бойся, (Т.И), я больше не наврежу тебе, только дай мне помочь тебе {censored}. – Я все еще не верю ему. Слишком он добрый и заботливый, что я, собственно, и говорю ему, на что в ответ получаю лишь смех.
- Ты ужасен, - говорю ему я. – Просто невыносим. И теперь я спокойно беседую с тобой, будучи раненной, а главное, что эту рану я нанесла сама себе. Я чуть себя не убила, представляешь…А сейчас мне все равно.
- Это нормально. Ты просто устала, прости, я не думал, что ты так настроишь себя. Ку-фу-фу, у тебя такие слабые нервы.
- Кто бы говорил! – обиженно воскликнула я, - это я тебе спасибо должна сказать! Хотелось бы мне тебя ненавидеть, я так устала, что мне уже все равно, здесь ты или нет.
Я снова начала размахивать ножом, но не из желания вонзить его в кого-то, а просто из-за нервов и из-за злости, но тут Мукуро обнял меня, снова сжав руки. Я должна возмутиться, должна закричать и оттолкнуть его, но нет ни сил, ни решимости, ни желания. Вместо этого я только прижимаюсь сильнее к нему. Нож падает из рук, и его лезвие звенит, столкнувшись с твердой поверхностью.
­­


http://pyshkin006.b­eon.ru/0-2-tests-och­erki.zhtml#e60 - комменты и пожелания и советы автору
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-334.html

Категории: Khr, Репетитор киллер Реборн, Сборный
Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник] Мое имя - гнев Истерия... Диаша Стилински 15:49:00
­Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник]
Мое имя - гнев


Истерия - сильные эмоциональные вспышки, чаще всего неконтролируемые индивидом и вызванные навязчивыми мыслями

Я наклоняю руку то налево, то направо, рассматривая его. Маленький тоненький обруч чистого золота, а посередине небольшой голубоватый камень. Мой подарок, мое обручальное кольцо. Я наклоняю его под лучами солнца, стремясь разглядеть со всех сторон. На внутренней стороне написаны слова – «возлюбленной моего сердца». Я перечитываю их раз за разом, вспоминая момент признания и дарения этого кольца.
- Я хочу, чтобы ты стала моей женой, - его взгляд, взгляд больших и чистых карих глаз серьезен, а губы поджаты. Мое сердце бешено бьется, а щеки горят буйным пламенем. Тсунаеши неловко переминается, дожидаясь со страхом ответа, и я понимаю, что мое молчание затянулось.
- Да! Конечно, да! – смущенно восклицаю я и он, тоже краснея, одевает это кольцо на безымянный палец. И теперь я сижу и смотрю на него, не в силах наглядеться. Какое же оно красивое и подобрано со вкусом! Интересно, как долго он выбирал его или ему помогали? Наверно, все же помогли, ведь он такой занятой в последнее время. Вонгола терпит трудные времена.
Странно все-таки, что он сделал мне предложение. Нет, я совершенно не против этого! То есть, мне давно нравился этот милый и скромный босс Вонголы, но я почему-то считала, что чувства мои не будут взаимными, ведь ему нравилась Киоко. Киоко…От упоминания одного только имени я сжимаю ладони в кулаки. Как же я ее ненавижу! Наивную и такую заботливую, что тошнит! Сколько раз Тсуна признавался ей, а она все делала вид, будто не понимает. Как же меня это злило, и так хотелось побить обоих. Очень. Но я сдерживалась, ведь понимала, что он все равно не додумается, почему я так сержусь, когда он говорит о Киоко.
Однако! Сейчас это в прошлом, далеком и безрадостном прошлом, а вперед вот-вот маячит мое будущее. С этими мыслями я и уснула. Мне снился Тсуна, в моем сне он то краснел, то смущался и что-то говорил какой-то девушке. Я стояла за ними и все никак не могла не понять, что происходит.
- Киоко, говорит Тсуна, и я вздрагиваю, - я люблю тебя и хочу, чтобы стала моей женой.
Он протягивает ей кольцо, мое кольцо! Я резко вскакиваю. Ух! Это всего лишь сон, просто глупый сон! Он же не любит Киоко, он любит меня, иначе зачем жениться на нелюбимой девушке.
- А затем, - шепчет мне внутренний голос, - что ему нужны связь и сила твоей семьи.
- Нет! Этого не может быть! – я пытаюсь успокоиться, но не получается.
- Да! Оглянись, он любит Киоко, посмотри внимательнее, как он глядит на нее, каким взглядом провожает. Ему нравится только она!
Не верю! Не верю! Не верю!!! Слезы текут по щекам, и я быстро смахиваю их. Мне трудно дышать, а внутри все бушует. Я вскакиваю с постели и бросаю на пол кольцо, затем размахиваю руками, снося тумбочки и стулья.
Не верю! Он не мог так со мной поступить! Не мог! Он слишком честен и добр, чтобы использовать кого-то в корыстных целях. Я продолжаю сносить вещи, рыдая и крича одно слово – не верю. Внизу все конечно, просыпаются. Я нахожу в себе силы остановиться, когда в мою дверь стучат.
- Все в порядке? – спрашивает обеспокоенно мама.
- Да, мам. Прости, спросонья встала и испугалась чего-то, - мне удается говорить спокойно и даже равнодушно. Она мне верит и вскоре уходит, а я поднимаю вещи и ложусь спать.
Утром я отправилась к Тсунаеши. Проверять чувства. Он сидел в кабинете, работал, как и всегда. Но, едва я вошла, как мне навстречу вышла Киоко. Покраснев и смутившись при виде меня, она опустила голову и быстро ушла. Удивленно взглянув на нее, я спросила у Тсуны:
- Что-то произошло? – Он тоже был красным и смущенным, и меня это начинает злить. Неужели они тут в любви клялись, а я их застукала?
- Тсуна! Объяснись! Что происходит! – мой голос визжит, но мне все равно. Я готова все снести здесь, если он не ответит.
- Киоко попросила меня о помощи, я не смог ей отказать. Ай! – я кидаю в него кольцом, и оно врезается в щеку.
- Вот как! Тогда счастья вам, голубки! – я пинаю стул, и он падает. – А что до меня, то можешь все забыть. Я тебя терпеть не могу.
- Успокойся, (Т.И.), - просит она, но я не могу. Я кричу на него, бросаюсь в него всем, что попадется, размахиваю руками и под конец начинаю плакать. Он все это покорно сносит, что вызывает у меня новый приступ.
- Ну и о чем ты думал, когда просил меня быть твоей женой? А! Наверно, сидел и представлял, как будешь мне изменять!
- Прекрати! Пожалуйста, прекрати, - говорит он. – Ты же не веришь это.
- А вот верю! Во все это и верю, а тебе нет. – Я продолжаю кричать. – Живите и дальше. А мой удел – катиться дальше вниз.
Тут он резко приближается ко мне и хватает за запястья одной рукой, а другой дает хлесткую пощечину. Это несколько успокаивает меня.
- Все? Пришла в себя? – холодно интересуется он. – Сколько раз тебе говорить – я люблю тебя! Только тебя и точка! Киоко давно в прошлом. Ты давно мне нравилась, но я все не решался подойти поближе, ведь у тебя было так много поклонников, а кем был я в то время…А теперь я решился, купил кольцо, и признался тебе. Пойми! Я люблю тебя.
- Это правда? – жалобно спрашиваю я, а он лишь устало вздыхает и обнимает меня.
- Да, глупая моя. Я люблю только тебя. И я снова спрашиваю: ты готова стать моей женой.
- Да, - отвечаю я. Тут к нам стучатся, это Гокудера. Он удивленно взирает на поле боя, на нас с Тсунаеши, что-то сердито бормочет, затем добавляет:
- Смотрю ваш медовый месяц в полном разгаре.
Я краснею, а Тсуна смеется. Джи отдает ему документы и уходит, вновь бросая взгляд на беспорядок.
- Тсуна, прости – говорю я, но он лишь отмахивается.
- Ничего. Давай приведем кабинет в порядок? – его пальцы сжимают мои, и тут он снова притягивает меня к себе и целует, пылко и страстно.
- Тсуна, погоди! Ты же сказал, что уборка, - воскликнула я, почувствовав, как его пальцы бегают по моим пуговицам.
- Ну, это потом, конечно. А сейчас, Гокудера же сказал, у нас с тобой, можно считать, медовый месяц.
­­


http://pyshkin006.b­eon.ru/0-2-tests-och­erki.zhtml#e60 - комменты и пожелания и советы автору
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-334.html

Категории: Khr, Репетитор киллер Реборн, Сборный
Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник] Хочу жить Расстройство... Диаша Стилински 15:33:51
­Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник]
Хочу жить


Расстройство личности - болезнь, при котором индивид теряет интерес к жизни. Возможны, самоповреждение, суицидальное настроение

Они проходят мимо меня, не обращая внимания на дрожь. Отчасти потому, что им все равно. Отчасти потому, что я отпугиваю их мутным, отрешенным взглядом. Наконец, одна из медсестер, довольно полная женщина в ослепительно белом халате, поднимает желтую карточку и спрашивает:
- Имя?
- Мое?
- Ну, не мое же?
- А я ваше и не знаю, - я не вру, но она почему-то сердится, что-то бормочет про себя и начинает писать остальные данные, диктуемые другой медсестрой, делающей какие-то мерки на мне. Всего на пару секунд я остаюсь, предоставленная самой себе, и этих пару минут хватает, чтобы тьма утянула меня в черные объятия, прикрыв глаза, уничтожив весь свет.
Серые ноги, качающиеся от дуновения ветерка. Сизые, сморщенные, как у хищной птицы, ладони, а пальцы сизо-бледные, и с кончиков стекают рубиновые капли…
- Ваше имя, - вновь повторяет медсестра. Я громко выдыхаю, затем делаю глубокий глоток воздуха – запах спирта, моющих средств и сладких духов медсестер пугают тьму, гонят ее прочь, и она, качнув плотным шлейфом мрака, уходит. Правда, ненадолго. Когда я снова останусь одна, то она снова придет, чтобы поглотить меня, унести в дебри хаоса.
- (Т.И). – Шепчу я. Громкие звуки опасны. Все, что гремит, издает шум меня, пугает, но именно среди общества шума я и провожу свое время, ведь он отталкивает и тьму. Медсестра заполняет карточку и удовлетворенно кивает. Теперь она покончила со мной и свободна от обязательств. Сбросив свою ношу в лице молчаливой пациентки с отрешенным взглядом, она уходит. Кто-то берет меня за руки и куда-то ведет.
- Пойдем, милая, - голос приятный, добрый и почти искренней, и я поддаюсь, позволяю самолично отправить себя в плен голых бледно-синих стен, пропахших спиртом и лекарствами.
Пол в моей комнате выполнен в стиле шахматной доски. Это меня пугает и злит, я осторожно ступаю на белые клетки, нельзя касаться черных – это бездна, шаг во тьму.
Серые ноги, опрокинутый стул, и бледные руки. На полу – почти засохшая лужица крови, она чуть светится под вечерними лучами, переливается багровыми всполохами. Именно эту лужу я и запомнила – с черными пятнами по бокам, как у озера, заселенного камышовыми кустами, липкую с присохшим мотыльком, невесть откуда взявшимся в полупустой комнате. Еще я помню руки – когда-то такие живые, весело бегающие по черно-белым зубьям фортепьяно, а теперь сизые. Помню пальцы – всегда розовые и теплые, помню, как они громко и задорно щелкали, а теперь они висели. Серые ноги снова качнулись, и вот они почти дошли до меня. Холод, сырость, серость. Это и есть смерть?
Я просыпаюсь. Сон? Это был всего лишь страшный сон. Я прижимаю пальцы к лицу и начинаю по очереди разминать их, проверяя на жизнеспособность. Убедившись, что пальцы мои в порядке, и вполне соответствуют живым, я успокоилась и собиралась вновь лечь спать, как вдруг моя дверь отворилась, и вошла невысокая полная медсестра.
- Что вам надо? – коробочки в ее руках меня пугают.
- Успокойся, деточка, это для твоего же блага. – Она открывают одну из коробок, и достает пачки таблеток, железную миску и шприцы.
- Что это?- я прижимаюсь к холодной стене, словно ища в ней защиту. Медсестра не обращает внимания на мою истерику, хватает меня за руку, перетягивает лентой и делает укол. Резкая боль приводит меня в отупение, и я успокаиваюсь и не принимаюсь больше мешать ей, позволяя вколоть себе что-то, взять анализ крови и напичкать еще доброй половиной таблеток.
- Не повезло тебе, - говорит она, напоследок, - такая молодая, а уже здесь, в…больнице. Лечись, милая, старайся.
У меня нет ни сил, ни желания ей ответить, поэтому я отворачиваюсь к стене. Все вокруг становится странным. Стены то вырастают, то уменьшаются, становятся толще или наоборот втягиваются. Короче говоря, все идет волнами, трясётся. Я опускаюсь с кровати, но не могу встать, от этой встряски у меня кружится голова, и я падаю, прямо на черные квадратики, в объятия хохочущей тьмы.
- Помогите, - шепчу я, и все покрывается мраком.
И снова этот сон. И снова этот кошмарный день. Лиза сидит за пианино и играет любимую ей мелодию. Я вижу, что она чем-то удручена, и ей совсем не весело, не смотря на все мои попытки развеселить ее.
- Что случилось, Лиза? – я наклоняюсь к ней, когда она закрывает крышку.
- Ничего. Нет, ничего. – Произносит она, но я ей не верю. Лиза очень талантливая, творческая и чувствительная девушка. Любое происшествие способно оставить свой след на ее ранимой и чувственной душе. Я всегда защищала ее от всех невзгод, но теперь я не могла ей помочь. Душевную боль нельзя искоренить из своей души.
Резкий свет ударил мне в лицо. Я неохотно приоткрыла глаза, и поняла, что лежу на полу палаты, из незакрытого окна дует ветер. Я поднялась и опустилась на кушетку, служащую мне кроватью. Становится холодно, но у меня нет ни теплой кофты, ни одеяла, чтобы укрыться. Тогда я поднимаюсь с кушетки, подхожу к окну и пытаюсь закрыть его, но ничего не получается. Петли никак не поддаются. Тогда я осторожно поднялась на подоконник, наступила на дрожащую раму и снова дернула окно, но опять неудача. Оно зацепилось краем за что-то, поняла я. Тогда, переступив былой страх, я со всей силой навалилась на оконную раму и наполовину вылезла из палаты, повиснув на раме. Что-то треснуло, но я продолжала свисать, пока не ухватилась за окно и не потянула его. Оно зацепилось за кусок бечевки. Долго я дергала ее, пока не порвала. И тут я смогла подвинуть окно. Но появилась другая проблема – я не могла вернуться обратно. Двигаться назад не получалось, ноги соскальзывали и я лишь свисала еще сильнее.
- Хорошо, - сказала я вслух. – Придется висеть или падать.
Звать на помощь я не догадалась, я вообще о многом в последнее время не догадывалась. Все чувства притупились, и я даже перестала дрожать. Мне стало так хорошо и приятно, что невольно я снова закрыла глаза. И тут тело потащило вниз.
- Держу! – сказал голос над ухом, а сильные руки обхватили стан и потащили назад, в палату. Я очнулась, но не закричала и не стала метаться, а позволила спокойно завести себя обратно, хотя мне было хорошо снаружи.
- Все в порядке? – спросил тот же голос над моим ухом. Я вздрогнула и кивнула. Это был юноша, высокий и худой с белоснежными волосами, взъерошенными и несобранными. Светло-фиолетовые глаза с интересом наблюдали за мной, а на щеке красовалась странная татуировка, напоминающая мне сосульки.
- Кто вы? – я попыталась встать, но у меня не получилось, и он тотчас подхватил меня.
- Бьякуран, - рассмеялся незнакомец, - а ты?
- (Т.И.), - представилась я. – Спасибо вам.
- С тобой точно все в порядке? Ты какая-то…неживая, - Бьякуран вновь рассмеялся.
- Я всегда такая. Спасибо вам за помощь, но я устала, и вам нельзя здесь находиться, - я кое-как дошла до кушетки и, упав на нее, закрыла глаза. Бьякуран что-то сказал, но я не услышала, и тогда он прошел мимо, напоследок проговорив:
- Еще увидимся, (Т.И). – Я не ответила и притворилась спящей, дверь закрылась. Странный юноша с татуировкой ушел. Но навсегда. Я снова встретилась с ним на улице – за удовлетворительное поведение мне разрешили выйти. Он сидел на скамейке и ел зефир.
- О! (Т.И)-тян, - Бьякуран помахал мне рукой, но я ничего не ответила ему на дружеское приветствие.
- Что вы здесь делаете? – он не похож на одного из пациента, скорее, уж студента-практикант­а.
- А что еще можно делать здесь? – он рассмеялся, прикрыв глаза.
- Судя по вам, вы здесь на прогулке
- Я навещаю друга, - признался он и, протянув мне пачку зефира, спросил. – Будешь?
- Нет. Не люблю сладкое. – Лиза тоже любила зефир. Лиза…От одного упоминания мне снова стало страшно и тошно. Я отвернулась от Бьякурана, чтобы тот не видел выражение моего лица.
- Странно вы навещаете. Сидите здесь и едите зефир. Где же ваш друг? – хочу, чтобы он ушел.
- А уже навестил.
- А! Тогда наслаждаетесь видами? Красивыми голыми стенами, да пациентами в синих пижамах?
- Я здесь, чтобы встретить тебя.
- Меня?...А зачем?
- Для чего же еще юноша ждет встречи с девушкой? – Бьякуран хитро усмехнулся, но я не поняла намека.
- Вы приторный, - вдруг говорю ему я, и он вздрагивает, видно, не понимая, что я имею в виду. – Не люблю сладкое, а приторное просто терпеть не могу.
Я отхожу от него, но Бьякуран тотчас встает и идет следом. Я делаю вид, что не замечаю его. Мне все равно, что он рядом, что пытается завести со мной разговор. Лишь мысли помогают мне спастись от него. Слишком яркий, светлый, одетый во все белое, он пугает меня. Пожалуй, привыкнув к тьме, теперь мне больно смотреть на яркий свет.
- Что вам надо? – наконец, спрашиваю я, прерывая его. Все это время Бьякуран о чем-то говорил мне, но я не слышала.
- Ничего. Я просто хочу поговорить с тобой, - он снова улыбается. Его улыбка странная – приторная, искусственная, точно кто-то взял и вылепил на этих тонких устах. – Разве я не имею право на беседу с милой девушкой?
- С милой девушкой имеете. Но не со мной, - отчеканиваю я, - и вы забыли, что находитесь в психиатрической клинике, а не в клубе знакомств и свиданий.
Он никак не реагирует на мою колкость, и продолжает пытаться разговорить меня. Я сохраняю молчание. Бьякуран не сдается.
- (Т.И) – тян, а что ты тогда делала на окне? – он думает, что я хотела умереть. А хотела ли я?
- Я окно пыталась закрыть. У меня не получалось, пришлось вылезти и отцепить его.
- Ясно. – Он трясет белоснежной макушкой. Не верит, поняла я, но тут на меня снова наступает тьма, и я чуть не падаю. Бьякуран успевает снова подхватить меня.
- (Т.И.)-тян, тебе нехорошо? Что случилось?- он обнимает меня и ведет к ближайшей скамье.
- Все нормально, то есть для меня нормальны такие обмороки, не обращайте внимания.
Он постоянно приходил, если не каждый день, то каждую неделю. Сначала навещал таинственного друга, затем дожидался, пока я выйду на улицу. И если первое время мне было все равно, то потом я стала привыкать к нему. Можно сказать, он привязал меня к себе.
- Бьякуран, а кто твой друг? Может, я его знаю?
- Не знаешь, он не выходит из палаты, да и неважно это, (Т.И.)-тян. Главное, что мы сейчас вместе. – Он смеется. Он вообще много смеется и есть много сладкого. Как бы он не умер от диабета.
- Странный ты, однако. Нет, гулять сейчас с друзьями, а ты развлекаешься с сумасшедшей девочкой, - бормочу я.
- Если ты мне симпатична, то почему бы и нет. – Его рука сжимает мою ладонь, но я тотчас выдергиваю ее.
- Извини, но я не…- я не договариваю и отворачиваюсь. Бьякуран смотрит на меня, долго и нагло, и меня это начинает раздражать. Наконец, он говорит:
- (Т.И.)-тян, ты действительно такая безжизненная, тебя держат здесь на таблетках и уколах, но никакого прогресса нет. Ты хочешь жить?
Я вздрагиваю, а все внутри меня переворачивается, сжимается и выжимается. Меня мутит, я пошатываюсь и падаю на колени, а затем меня тошнит и сильно. Я надеялась, что Бьякуран ушел, что его нет, но, увы, он стоял рядом и наблюдал за мной все это время. От этого ощущения мне становится неприятно. Он видел, как меня скрутило и стошнило, хорошо, что не на него. Тогда мне было бы еше неприятней.
- Вот, - он протягивает мне платок, и не дожидаясь благодарной, молча уходит. Кажется, я его обидела, подумала я, но он снова явился и на следующий день.
- (Т.И.)-тян, пойдем со мной, - он протягивает мне руку, но я лишь недоверчиво морщусь. – Правда, мы не уйдем за пределы больницы. Доверься мне.
И я решила довериться. Кто бы мог подумать, что он приведет меня на крышу.
- Вот, сюда! – сначала мы поднялись на чердак, затем вылезли через маленькое окно на серую черепицу. Мы прошли немного, вдоль края, отделенного решеткой, затем опустились к левому крылу.
- Бьякуран, куда мы идем? – обеспокоенно спросила я. Он не ответил, а продолжил меня вести.
- Это здесь, (Т.И.), мы пришли, - он обернулся и протянул мне руку, помогая спуститься на небольшой участок, не покрытый черепицей. Вокруг тянулись доски и {censored}, разбросаны стружка, опилки и забытые инструменты. От того места, где мы стояли, тянулись .
- , {censored}красиво? А, (Т.И) – тян? – Бьякуран прошелся по металлической доске и обернулся ко мне.
- Это опасно, давай уйдем, - мне не нравились такие места. А вот Лиза их любила. Она часто залезала на крышу и смотрела оттуда вниз. Лиза…Как многое я должна сказать тебе, а в первую очередь я должна просить у тебя прощения. Лиза…На секунду мне показалось, что это не Бьякуран стоит передо мной, размахивая руками, не он, а Лиза – высокая, светловолосая в белом платье. В том самом платье, в котором она повесилась. Из-за чего? Из-за чего?! У нее было все, что она хотела, и она ни в чем не нуждалась, кроме одного – любви. Ее у нее не было. Я дружила с Лизой с детства, и знала, как ей бывало трудно. Другие дети ее не любили и всячески обзывали, а она терпела, молчала и не жаловалась. Она пыталась бороться, пусть и таким спокойным, тихим образом. Мы были с ней неразлучны, из-за чего нас и дразнили, но какое нам было дело до чужих пересудов. А потом Лиза влюбилась, и выбор ее пал на самого отвратительного, по моим меркам, юношу - главного заводилу и хулигана класса.
Лиза, неужели ты повесилась, только потому, что он отверг тебя? Неужели? Как бы глупо это не звучало, но все было так. Если внешне ты сохраняло достоинство, то я знала, какая буря чувств колыхалась внутри тебя. Он довел тебя. Довел до этого, ведь ты была так наивна и глупа, а я так легкомысленна и беспечна, чтобы не заметить этого сразу…
Конечно, я ему отомстила. Узнала случайно про его секрет, и попыталась шантажировать. Я хотела, чтобы он открыто признался в том, что совершил, что это он подтолкнул Лизу к этому, ведь после ее смерти посыпались самые разные предположения, начинающиеся с того, что она не выдержала насилия в доме и заканчивая беременностью. Я не смогла этого выдержать. И потому ее убийца по моему плану должен был признаться. Но нет, он совершил иное. В день своего суда, он спрыгнул с крыши школы и разбился. Сначала я только злилась на него – трус, побоялся всеобщего презрения и решил закончить так. А потом пришло раскаяние. Ведь получается, это я довела его, как он довел Лизу! А потом пришла тьма, и мне стало все равно, на всех и на всё.
Бьякуран опасен. Он поразительно похож на Лизу, и в его прищуренных глазах я вижу тайное знание – он знает обо всем и ждет. Ждет часа моей расплаты. Он пришел убить меня? Я снова смотрю на него. Он весело расхаживает по балкам, они толстые и крепкие, и плотно держатся. Зачем он привел меня на крышу? Любоваться видами? Не думаю.
- Что ты хочешь, Бьякуран? – он замирает, а затем говорит.
- Хочу оживить тебя.
- Что?
- Ты слышала. Я хочу оживить тебя. – Он не шутит и не издевается, лицо серьезное, без привычной улыбки.
- Зачем тебе это? – тьма рядом, еще немного и снова накроет меня, но я стараюсь держаться.
- Ты похожа на меня. – Бьякуран опускается на одну из балок и свешивает ноги. – Я тоже когда-то был таким серым и равнодушным ко всему. А потом появилась маленькая девочка, она постоянно находилась рядом, улыбалась и поддерживала меня. Она вернула меня к жизни. И теперь я чувствую, что должен также помочь тебе.
- Может и так, но ты не похож на филантропа. С чего такая щедрость? – я пытаюсь язвить, но не получается.
- Я же сказал: мы похожи. Ты тоже жила в своем мире, пока его не сломали, а теперь ты мечешься, не понимая, что делать дальше.
- Ты в курсе, что я просто сумасшедшая девушка, у меня даже диагноз есть и карточка. О каких мирах речь? Я всего лишь су-ма-сшедшая. – Я почти распеваю это слово. И тут Бьякуран резко встает и идет ко мне. От страха я начинаю дрожать.
Прочь! Прочь! – кричу я. – Ты мне ни чем не поможешь.
- Ты сама себя заводишь в такие рамки, - только и отвечает он. – Оглянись! Здесь на такой высоте – весь мир, как на ладони. Посмотри, как течет река! Какое солнце! Ты хочешь умереть? Погубить свою жизнь, оставшись вечной заложницей этих стен? Что же, дело твое! Губи! Но я на это смотреть не намерен!
- Что ты хочешь этим сказать? – голос дрожит, а сердце то сжимается, то бешено стучит, ударяясь об грудную клетку. Оно, как птица, все бьется и бьется и, кажется, вот-вот сломает костлявый оков и вырвется на воль, сквозь хлипкую плоть и кровь. Я прижимаю руки к груди, пытаясь остановить его. Щеки горят буйным пламенем, еще немного и откроются все створки души, и он увидит все. А может, он уже видит?
- Я спасу тебя, - говорит он, подходя все ближе и ближе. Я делаю шаг назад, забыв что позади бездна. И срываюсь, но Бьякуран успевает подхватить меня. Он крепко держит мои запястья, а его глаза прожигают меня.
- Каков же твой выбор? Жить или нет? Быть и дальше сломанной куклой, что сама обременила себя такими ограничениями? Говори! – он вытягивает руку, словно и вправду дает мне выбор – умереть или жить. Имею ли я право жить? Имею ли, если я не смогла защитить Лизу? И тут я вижу ее, она стоит позади Бьякурана и качает головой. Лиза бы не хотела, чтобы я умерла. Она всегда говорила – «ты сильная и должна ею остаться». Я сильная, я должна ею остаться, да. Тут бетон подо мной шуршит, я чувствую, как еще немного и ноги зачерпнут пустоту.
- Жить! – кричу я. – Я хочу жить!
Бьякуран улыбается и прижимает меня к себе. Мы стоит на крыше, наблюдая за закатом, а внизу ходят туда-сюда люди. А тьма обиженно рассеивается.
- Я буду пытаться, - говорю ему я, прежде чем мы расстались.
- Буду ждать. Ведь мне надоело приходить сюда, здесь и вправду так уныло.
- А как же друг?
- Какой друг? У меня нет друзей из психиатрической клиники. – Он весело смеется и уходит. А я гляжу в ему вслед. Вслед своему спасителю.
­­


http://pyshkin006.b­eon.ru/0-2-tests-och­erki.zhtml#e60 - комменты и пожелания и советы автору
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-334.html

Категории: Khr, Репетитор киллер Реборн, Сборный
Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить... Диаша Стилински 14:55:10
­Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник]
Этот серый мир


Суицидальные симптомы - попытки индивида покончить с собой. Иногда больные не понимают, что значит - умереть. Им кажется, что они уйдут, но не навсегда. Или же, не зная, как решить проблемы, они считают, что лучший метод - это смерть.

Жесткая веревка хрустит под пальцами. Если ее осторожно натянуть и затянуть, то она выдержит. Петля получилась маленькой, но для меня этого достаточно. Я закидываю веревку на гвоздь, подвязываю узел и несколько раз дергаю ее, проверяя на прочность. Она крепкая и хорошая, меня выдержит. Говорят, чтоб смерть была несколько безболезненной надо спрыгнуть с высоты в петлю, и тогда шея сломается. У меня есть стул, очень высокий и с длинной спинкой. Если стать на спинку и отшатнуться от нее, то вполне получится.
Нет, я ухожу не навсегда, я еще вернусь. Просто это случится не скоро. Не скоро…Я встаю на стул и приподнимаюсь на его спинку и закрываю глаза…
- (Т.И)? – Наоми задорно щелкает меня по носу. Я вздрагиваю и досадливо смотрю на нее. Она лишь смеется.
- В последнее время ты выглядишь такой усталой, - она подпирает лицо руками. – И не только усталой. Еще ты очень рассеянная и вялая, ты не больна? Если работа в агентстве так угнетает тебя, то давай поменяемся сменами, или же я буду помогать тебе в твоем деле.
- Не стоит. Я и так ничего не делаю, только штампую задания, приношу газеты да кофе варю. В этом нет ничего трудного, поверь.
- Ну ладно, - Наоми неохотно вздыхает. – Но если что-то не так, то ты скажи. Мы же друзья.
Мы же друзья. Это фраза, словно кинжал, режет меня. Мы же друзья, а друзья непременно делятся всем, просят советы, помогают. Я отвожу взгляд. Мне не хочется признавать, не хочется говорить этого, но, боюсь, мы уже не друзья, ведь я давно имею от тебя тайну и не одну.
- Знаешь, Наоми, я завидую тебе, - говорю я, а она удивленно оборачивается. – Да! Завидую. Ты такая веселая и жизнерадостная, у тебя есть брат, который готов на все ради тебя. И у вас такие доверительные, близкие отношения. Когда я смотрю на тебя, когда я вижу, как ты радуешься каждому мгновению жизни, то внутри меня кипит сизая желчь. Я завидую, не твоему характеру и не тому, что у тебя есть такой замечательный старший брат, а тому, что ты можешь все это принять, то есть тому, как ты смотришь на мир. Если тебя предадут или обманут, то ты все легко прощаешь, и не думая порицать или ненавидеть. Пожалуй, я завидую тому, что ты видишь мир цветным.
- А какой он еще? – она осторожно пожимает мои ладони. – Каким ты видишь его?
- Серым. – Это правда, я не утрирую и не выдумываю, но в последнее время мир для меня утратил все свои краски, превратившись в один черно-белый фильм, с одним и тем же предсказуемым и скучным сюжетом, который я вижу каждый день. Но я не стала говорить всего этого Наоми, мне не хочется расстраивать ее, ведь она и так нервничает из-за брата, но скрывать некоторую правду тоже тяжело, особенно, когда она рассказывает мне все и говорит «мы же друзья». Наоми некоторое время удивленно смотрит на меня, пытаясь найти в выражении лица подсказку, но ей не удается. Тогда она лишь что-то бурчит, подходит ко мне и тянет во все стороны мои щеки.
- Что ты делаешь? – скептически подняв бровь, вопрошаю я.
- Пытаюсь тебя развеселить, - улыбается она, затем, оставляя мои щеки в покое, добавляет. – И все-таки, что-то тебя гложет…Или кто-то?
Я краснею, смутившись, а она победоносно улыбается.
- А! Я знала! Знала! – она радостно кричит, вновь хватает меня за щеки и вопрошает, - кто же он? Скажи! Скажи! Я ведь не отстану.
- Ну, он невысокий, красивый и очень занятой молодой человек с большими амбициями и планами на жизнь.
- Вот как! Интересно! – она радостно улыбается, оставляя мои щеки в покое. Да, а еще интересней станет, когда ты узнаешь его имя. Ведь под столь скромным описанием прячется Чуя Накахара – мафиози, убийца и тот, кому принадлежит мое сердце. Вот только он об этом не знает. Это моя тайна, моя маленький секрет, который я унесу с собой.
Мы познакомились с ним случайно, буквально, столкнулись на улице. Я извинилась, а он, досадливо засопев, пошел дальше. Я не стала ничего говорить ему вслед. Это была довольно короткая ничего не значащая встреча, но уже тогда, я приметила и рыжие волосы, и лед сердитых глаз. Потом мы снова столкнулись с ним. На этот раз недалеко от моего дома, я провожала подругу, и вновь заметила его, он говорил о чем-то с моим братом.
- Кто это? Чего он хотел? – брат побледнел и что-то невнятно пробормотал, а после попросил меня не гулять поздно, да и вообще постараться не выходить из дома надолго.
- И все-таки, кто он такой? - я не отступала, но и брат не сдавал позиции, хотя и выглядел весьма усталым.
- Просто еще один вор, пытающийся укрыться от закона, - сказал он. Брат работал следователем, и потому к нему нередко приходили странные личности и, насильно отдавая в руки таинственные свертки, умоляли закрыть дело или повести его в иное русло. Не знаю, что говорил им брат, но ни одно из его дел не оставалось не законченным или не закрытым, а преступники всегда получали по заслугам. Опасная у него была работа, но я гордилась им. Прибытию нового «просителя» я не удивилась, решив, что этот странный молодой человек в шляпе просто нарушил закон и теперь пытался откупиться очередным «подарком». Потому я не обратила внимания, когда он пришел и во второй раз.
- Вам что-то нужно? – спросила я, открыв дверь. Он криво усмехнулся, завидев меня, и приказал привести брата.
- Его нет. И придет он не скоро. – Я хотела уже закрыть дверь, но тут странный незнакомец, бесцеремонным образом отодвинув меня, проникнул в дом.
- Хорошо. В таком случае, я подожду его. К тому же, - он бросил на меня пытливый взор, - у меня будет такая приятная компания.
- У меня дела! Я не могу сидеть и развлекать вас, и потому попрошу на выход! – я не поняла, чего он добивается, но мне вдруг стало страшно. Сознание принялась рисовать картины убийств, одно хуже и кровавей другого, но тут незнакомец встал, и, напоследок, прежде чем уйти, галантно опустил шляпу и произнес:
- Меня зовут Чуя, советую запомнить это имя, малышка.
С тех пор мы часто виделись с ним. Не знаю, то ли он нарочно искал встречи со мной, то ли это было случайностью, но не было и дня, чтобы я не столкнулась с ним. Мы разговаривались, и он оказался не таким неприятным и назойливым. Я и не заметила, как влюбилась в него, как легко и просто отдала ему свое сердце. Вот только не этого ли он добивался? Надавить на следователя, используя его единственную и любимую сестрёнку?
- Вскоре, я посажу его за решетку! – мечтательно сказал мне брат, когда мы были вдвоем. – Еще немного. Мафиози! Думают, что раз они такие, то им ничто не помеха. Ха!
- Брат, это опасно. Будь осторожен, пожалуйста. – Я не разделяла его энтузиазма.
- Конечно. – Он улыбнулся, мечтательно и радостно, и только эта улыбка и сохранилась в моей памяти. А теперь он стал холодным, циничным